ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Модератор: boris139

Ответить
Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Изображение

Марк Болан - музыкант из параллельного измерения и из другого времени!Его нужно слушать-что бы я сейчас тут не написал-вы мне все равно не поверите-слушайте его и все станет на свои места-а может быть и нет.

Состав

Marc Bolan — гитара, вокал (Aug 1967 — Sep 1977)†
Steve Peregrin Took — перкуссия (Aug 1967 — Oct 1969)†
Mickey Finn — перкуссия (Oct 1969 — Dec 1974)†
Steve Currie — бас (Dec 1970 — Aug 1976)
Bill Legend — ударные (Mar 1971 — Nov 1973)
Gloria Jones — клавишные, вокал (Jul 1973 — Aug 1976)
Jack Green — гитара (Jul 1973 — Nov 1973)
Dino Dines — клавишные (Nov 1973 — Sep 1977)
Davy Lutton — ударные (Nov 1973 — Aug 1976)
Miller Anderson — гитара (Aug 1976 — Sep 1977)
Herbie Flowers — бас (Aug 1976 — Sep 1977)
Tony Newman — ударные (Aug 1976 — Sep 1977)


Изображение
Marc Bolan (Mark Field)
КРОШКА, Я САМ БЫ МОГ НАПИСАТЬ КНИГУ О МОЕЙ ЖИЗНИ…
Дайте мне С-Maior аккорд, и я дам Вам тысячу мелодий. - Марк Болан
Дата рождения: 30 cентября 1947, Восточный Лондон.
Знак зодиака: Весы.
Национальность: Эльф.
Родители: Джим Моррисон и эльфийская Дева Линэдель.
Жены: Белокожая Джун Чайлд, чернокожая Глория Девис
Дети: Роберт С. Болан, род.1975г.
Амплуа: Последний из Эльфов; Дэнди в Преисподней
Особенность: Носил ботинки на 10см. платформе и комбинезоны «унисекс» с 1974 г. Мания величия и нарцистизм.
Секс. ориентация: «Трисексуал» (не знаем, что это, он сам так ответил журналистам).
Характер: открытый, общительный, остроумный, иногда капризный.
Маленькие слабости: В порочащих связях не замечен (может, из-за роста в 158 см.?).
Любимый город: Как ни странно, Париж!
Любимый напиток: Ммм… Роджер, что у него было в той мифриловой фляге?
Любимая еда: А он на диете!
Любимая фраза: -«Добро пожаловать на новое шоу»Марк»! А Марк - это я!» - «Что вы, я не звезда! Я - уличный панк! Я - рок-н-роллер!» (хм…)
Он родился с верой в свое божественное предназначение стать суперзвездой. Британский пионер глэм-рока, Марк Болан назван выдающимся исполнителем, первичное влияние которого прослеживается у оригинальных рокеров панка подобных Ramones и Джонни Роттен. Находясь на перепутье, он творил новую музыку начала 70-х, запутывая зрителей и слушателей своим подвижным изменяющимся стилем и экспериментами. Отклоняя сложные темы, диктуя молодежную моду в музыке, танце, одежде, стиле поведения, соразмерную времени, Болан вернулся к основе, к корням рока, насытив его безудержной фантазией. Он не окончил ни одного колледжа, но по интеллекту, начитанности и знаниям поражал окружающих. Он был позером, у него был дурной характер, но его любиил абсолютно все. Он был прирожденным менеджером и набирал своих уникальных коллег по журнальным объявлениям. История (или точнее - американская музыкальная индустрия) вынесла приговор и это один из самых несправедливых приговоров, когда либо существовавших. Болан еще верил в мистику, но при этом оставался реалистом. Его образ перенесен Дэвидом Боуи на Зигги Стардаст. Он погиб слишком рано и о нем можно снимать игровой фильм, потому что его жизнь была предельно целостной и было здесь все - и взлеты, и падения, и радость творчества, и трагедия поражения. Его жизнь была настоящей сагой. Сагой Марка Болана – великолепного маленького мечтателя, который сыграл роль волшебного менестреля; чей неверотно причудливый, страстно-странноватый голос и чьи песни были отклонены критиками как мимолетная новинка или плохая шутка; короче говоря, Марк был безошибочный проигравший, который играл по своим собственным правилам и стал величайшей звездой рока в Великобритании. Он оставил яркий след в истории рок-музыки и было всего полшага от Первой до Новой Волны.
В 1947 г. в Ист-лондонском пригороде Стэмфорд Хилл еврейская пара, выходцы из рабочего класса Франции, Симеон и Филлис Фелд, ожидали ребенка. Филлис работала днями над фруктовой витриной в Soho, в то время как Симеон перебивался различными случайными работами, включая продавца косметики и водителя грузовика и такси. 30-го сентября родился Марк. Родившись, он сразу поверил, что он – звезда. Детство и школьные годы звезды прошли в Уимблдоне, где он помогал маме на рынке. Он говорил мне, что его родители -французы, что он родился во Франции, при этом иногда рассказывая истории о детстве на улицах Ист-Энда и о том, как помогал маме на рынке.
Он имел сильное воображение и видел себя то могущественным Джо, то Фантомом Оперы. Он также любил кино, знал всех актеров, продюссеров и режиссеров, смотрел фильмы ужасов, читал научную фантастику и любил музыку. Он переслушивал все пластинки из коллекции родителей. Его любимой песней была песня о фронтмэне из Штата Теннесси, песня называлась «The Ballad of Davey Crockett» американского поэта-композитора Bill Hayes. Отец Марка, желая поощрить интерес сына, сделал невинную ошибку, круто повернувшую жизнь Марка, купив нечаянно вместо Била Хайса пластинку Билла Хейли (Bill Haley). Песня называлась «Rock Around The Clock»!. Марку было тогда восемь лет.
Летом 1956 года пятеро друзей младших классов Northwood Primary Хелен Шапиро, Сьюзен, Стивен, Мелвин и Марк создали группу Susie And The Hula Hoops, самому старшему участнику которой только что исполнилось 12 лет. Хелен, как самая музыкальная и раскованная, и Сьюзен стали вокалистками, Стивен играл на подаренной ко дню рождения гитаре, Марку, хотя он и был автором названия группы, досталась бас-гитара, ее купил отец, отдав за нее всю месячную зарплату, а Мелвин довольствовался самодельными ударными. Разучив хиты кумира Элвиса Пресли, Hula Hoops торжественно отправились на первые гастроли - вечеринку в собственной школе, пригласив для смелости на свой концерт всех, кто не уехал на каникулы. Марк мечтал быть подобным Клифу Ричарду.
И завертелась настоящая жизнь. По вечерам они играли в школах, а иногда даже в кафе. Выглядевший лидером высокий серьезный Стивен, маленький взъерошенный Марк, ослепленный светом прожекторов и чуть неуклюжие, но уверенные в себе вокалистки производили сильное впечатление. Всем нравилась Хелен, которая быстро вошла в роль звезды и прищурившись, с удовольствием выслушивала комплименты.
Их пути разошлись в 1960 году. Маленькую самобытную звездочку Хелен из Hackney поглотил водоворот шоу-бизнеса, она стала знаменитой певицей и увидеть ее теперь можно было только на телеэкране. Иногда, сидя дома на Stoke Newington и пролистывая музыкальные газеты, Марк находил ее имя и с завистью думал, что теперь если и войдет в историю, то только как школьный друг Хелен Шапиро... Некрасивая черноволосая девочка с живыми блестящими глазами, вскружившая головы тинейджеров, стала для Марка путеводной звездой и наглядным примером того, что в жизни нет ничего невозможного, даже если ты живешь в неприметном Hackney и твой отец работает водителем автобуса.
Марк стал собирать пластинки и начал с самостоятельных заработков на случайных работах, включая работу в кафе эспрессо на Старой Compton улице. В возрасте 13 лет он желал быть самым модным, не жалел деньг на одежду и переодевался по три – четыре раза в день. Он носил одежду, которая благодаря ему станет ультрамодной в Великобритании, он участвовал в телешоу под названием «О Мальчик». Именно там Марк впервые с глазу на глаз встретился с современными звездами рока.
«Я имел обыкновение идти домой и буквально молиться, чтобы стать модником» - будет вспоминать он. В 14 лет он навсегда бросил школу и отправился в кварталы Сохо.
Среди его самых ранних друзей были такие незаурядные личности, как Кит Реид, будущий лирик Procul Harum, Кят Стевенс, и молодой человек, жизнь которого переплетется с его собственный, Дэвид Боуи.
В пятнадцать лет Марк приобрел свою первую популярность, сфотографировавшись для the Evening Standard - соавтор журнала Ангес Макджилл счел парня за хвастуна и пошел к нему домой посмотреть собрание одежды в 50 единиц. Впечетленный от увиденного McGill завербовал Марка на статью об ультрасовременной моде в одном из первых мужских журналов типа GQ. Статья называлась «Лица Без Теней» и была написана Питером Барнслей. После этой статьи Марку предложили высокооплачиваемую работу в агенстве моделирования Джона Темпла, он был манекенщиком и фотомоделью их каталогов и витринах фирменных магазинов, он объездил всю Европу, позируя для самых известных Кутюрье. И не удивительно, что Марк стоял у истоков движения модов, один из первых стал отваривать джинсы, чтобы они выглядели более потертыми.
Первые шаги в шоу-бизнесе он сделал в телесериале «Орландо». «Все, что для меня тогда существовало, это одежда и диски». Участие в телешоу надоело и он поехал во Францию, вдохновленный книжкой о красавчике Брюммеле. По его словам здесь он встретил фокусника, который жил в особняке из 40 комнат с библиотеками книг по мифологии и черной магии. Он умел подниматься в воздух, варил зелья из хвостов ящериц и лапок крыс и Марк утверждал, что засвидетельствовал сеансы распятия живых котов, видел церемонию потребления человеческой плоти. И это произвело на юношу глубокое впечатление. Через год он оставил колдуна, познав все тайны его науки с навязчивой идеей войти в греческую мифологию, британскую романтическую поэзию и книги Toлкиена «Hobbit» и «Властилин Колец». В Англии книги Toлкиена достигли почти Библейского статуса у поколения шестидесятых благодаря нарождающемуся движению хиппи и они будут иметь огромное влияние на раннюю лирику Марка, явленную в виде очаровательных поэм.
Марк вернулся с еще большим желанием стать звездой. Он заперся и писал песни с безумным вдохновением. Он считал это вдохновение даром Ангела - хранителя, который, он был уверен, делал все письмо, вошедшее в будущие пять альбомов. Одной из первых была песня «Волшебник» в честь его друга во Франции, она понравилась и голос Марка впервые был передан по британским радиоволнам.
А в музыкальной сфере его вкусы склонялись к записям Motown, он часто слушал такие группы, как Miracles, Marvelletes или Contours. Марк много читал, особенно он любил фантастику и поэзию, среди самых его любимых авторов были Рэй Бредбери, Уильям Блейк и Дж.Толкиен.
В 17 лет его интерес сосредоточился на музыке фолк. Его звучание напоминало кумиров Dylan/Donovan со смесью простонародных мелодий. В лондонском фолк-клубе, где тусовались все будущие светилы рока, он появился под псевдонимом Тоби Тилера. И он хотел стать ни кем иным, как новым Бобом Диланом. Марк записал пластинку с американским продюсером Джимом Экономидесом - здесь его привлекло звучание имени. Экономидес был американским эмигрантом, который приехал в Лондон с намерением заинтересовать англичан автомобильными гонками. Марк видел в слове «Экономидес» греческие мифы, гору Олимп, бронзовых от загара солдат, Ахиллеса, Гермеса, Спартака. Он ждал, что сей воин музыкального бизнеса, липовый Александр Великий вознесет его к международной славе. Но вместо этого он получил посредственного американского авантюриста, решившего испытать удачу в Англии, раз дома не все гладко.
Год 1965-1966
В отличие от подружки детства Хелен Шапиро, «проснувшейся знаменитой», Марк долго оставался непризнанным гением в поэзии и музыке. он считал себя поэтом и выпустил манускрипт Pictures Of Purple People как «сюжет для сюрреалистического фильма». Это была не фэнтэзи, это была фантастика, весьма интересная смесь сверхъестественного, мистического и современного.
Как песенник он испытывал себя под именем Тоби Тайлера и отправил записи песен Gloria и Blowin' In the Wind на фирму Decca, а там присвоили ему псевдоним Болан. Вышли два сингла: в ноябре The Wizard, а в июне 1966 года - The Third Degree. Несмотря на поддержку со стороны ТВ (участие в передачах Toр of the Рoрs и Thank You Lucky Stars), ни одна из песен коммерческого успеха не получила.
Одно из первых интервью Марка – песенника было все с тем же Ангесом Макджиллом, который брал интервью об ультрасовременной моде. Он не признавал нового Марка: «Я помнил его как простого невысокого парня, но он был самым очаровательным молодым человеком, которого вы когда-либо видели, весь в завитках и экзотической одежде. Он играл пластинку, которую я считаю ужасной и показал мне поэзию, которая ударила меня как мусорное ведро».
Марк не отчаивался. Он жил в подвальной коморке рядом с Бэйкер-стрит с ровесником, длинноволосым Майком Праскиным. Оба носили куртки из черного джерси и бежевые вельветовые брюки. Майк бросил школу в разгар выпускных экзаменов, решив «покончить с рутиной». Они с Боланом методически и продуманно работали над превращением последнего в поп-музыканта. Майк уверен, что Болан добьется большего успеха, чем Битлз, потому что он поэт, он красив и обаятелент. У него свои взгляды на жизнь: звукозапись в застое, ходить на вечеринки - скучно, а Дилан стар для поп-идола. Но у Дилана есть два качества: имидж и личность и по мнению Праскина: «Болан также отражает личность, он артистичен и модно одет». Поп-музыкой Марк занялся ради денег. «Лично меня, - говорит он, - перспектива обрести бессмертие не очень волнует; гораздо больше хочется стать живым кумиром года на четыре в том имидже, над которым мы работаем. Когда я выпью пару бокалов вина и расслаблюсь, я способен проникать в душу собеседника и это меня пугает. Если я вхожу в комнату, где сидят десять девушек, девяти из них я нравлюсь и у меня нет проблем с девушками». «Я устал быть фотомоделью. Когда слава придет ко мне, я буду к ней готов». «Я очень хочу стать более зрелым, разбираться в хорошем вине, познать вкус жизни. Я хочу, чтобы у меня были седые волосы, как у Гари Гранта».
1967гг. John's Children
Но более всего он хотел быть звездой, супердинамичной космической рок-звездой, по сравнению с которой Элвис и Битлз - просто ерунда. Марк Болан верил, что станет энергетическим центром Вселенной, новым мега-солнцем, возможно, даже Богом и однажды в кулуарах Decca он познакомился с менеджером Yardbirds Саймоном Напье-Беллом. Ему понравилась фамилия, он любил звучные имена. Марк позвонил ему и сказал: «Я певец и буду величайшей рок-звездой Англии». Simon Napier-Bell попросил прислать запись, но через десять минут Марк сам объявился у него на пороге. Легенда о том, как маленький музыкант завоевал сердце именитого менеджера запечатлена в анналах. А песен действительно хватало альбома на четыре. По стилю они были такими же, как и то, что Марк делал после John's Children - голос и гитара.
Саймон говорит, что Марк был одет словно уличный мальчишка, сошедший со страниц Диккенса, ростом метр шестьдесят, с копной черных вьющихся волос; он был в восторге от своей миниатюрности и всячески ее подчеркивал. Чтобы казаться еще меньше, он выбрал самое большое кресло и уселся в него, скрестив ноги. «Я не особенно хорошо играю на гитаре, но песни потрясающие. Вам понравится». Он нашел их внутри себя и теперь ему хотелось разделить их со всем миром.
Он изобрел необычную дребезжащую манеру пения, которая в сочетании с искусно подаваемыми образами придавала песням некоторую потустороннесть, отлично сочетавшуюся с его эльфийским имиджем. Он рассказал, о чем были эти песни и как ему пришли в голову такие идеи, а также о том, как он развивал столь необыкновенный голос, слушая сорокопятки Билли Экстайна на семидесяти восьми оборотах и копируя результат. Он объяснил, что очень много обдумывал вопрос, кого же сделать своим менеджером - он отверг мысль о Брайане Эпштейне: «слишком ориентирован на средний класс, слишком провинциален, слишком еврей; он бы захотел одеть меня в чистенький костюмчик и показывать соседям». Не подошла ему и кандидатура Эндрю Олдхема: «Пока он выпендривался, словно девчонка, он был еще ничего. Но Мик Джеггер украл всю его манерность, и теперь он ведет себя как мужлан». А песни были полны мистических фантазий и сказочных образов.
Саймон сказал наутро: «Приходи, начнем разрабатывать план». Марк нахально ответил: «Я был уверен, что ты согласишься. Это все мои песни. Такие классные, правда?» Такая вопиющая бесцеремонность могла бы стать самой отталкивающей чертой его характера, но в действительности это была его самая восхитительная особенность. Он не хвастался, он всего-навсего искренне оценивал свои творческие способности. И все похвалы, которые он расточал этим способностям, сопровождались самой заразительной, самой привлекательной улыбкой: открытой и искренней, всегда неподдельная.
Саймон поставил вчерашнюю запись. Одна песня показалась ему несколько загробной, с жутковатыми запоминающимися словами:
Met a man, he was nice, said his name was Paradise
Didn’t realise at the time that his face and mind were mine
Hippy Gumbo, he’s no good, chop him up for firewood
Hippy Gumbo, he’s no good, chop him up and burn the wood
Саймон сказал: «Вот эта. Если ты ее правильно запишешь, будет хит» и объяснил, что и как. Всего за полчаса они дошли до первого кризиса. Продюсер стал подробно объяснять психологию публики. Через десять минут Марк стал осознавать новые возможности для сбыта своего персонажа и его гримаса начала смягчаться, пока не переросла в улыбку. «Очень здорово получится, - рассказывал он. - Струнные будут как деревья, а я - мальчик, заблудившийся в лесу. Люди поймут. Мне еще спасибо скажут за такую пластинку».
Саймон также стал первым учителем Болана в области музыкального бизнеса, сказав, что Марк хочет реализоваться как артист, но работники фирм звукозаписи видят его куском пластмассы, которая должна продаваться. Другое их не интересует. В Англии было всего пять компаний грамзаписи и музыкальный бизнес имел службы по подбору артистов и репертуара. Их мало интересовало мировоззрение исполнителя, им нужен был пользующийся спросом музыкальный фрагмент, благодаря которому кусок пластмассы будет раскупаться. Его и надо предлагать, пояснял он Марку.
Марк стал похож на сдувшийся воздушный шарик. Он думал, что весь мир будет его любить и он не был готов к потрясению. «Хорошо, что делать? Я сделаю все, что они скажут» . Бескомпромиссного артиста как не бывало.«Не говори глупостей. Эти люди - куча дерьма. Делай то, что делаешь, никого не слушай». «Да нет же, мы должны делать то, что они говорят. Я хочу быть звездой». Он сжал губы и стал пугающе серьезным. А потом сказал: «Ты прав. Ничего менять не будем. Это просто свора тупых ублюдков».
В конце концов Саймон уговорил EMI издать «Hippy Gumbo»добавив в песню струнный квартет и те согласились не потому, что поверили в перспективу, а из-за уважения к менеджеру The Yardbirds, также питомцев EMI. Сингл вышел, но с легкой руки критика, описавшего его как «сумасшедшую помесь блюза плохой негритянской певицы и барашка Ларри», он бесследно сгинул. Саймон с горечью говорит: «Ни одно радио ни разу его не поставило. Это удивительно - в те дни пиратское радио процветало, однако человек такого высокого ранга не смог заставить ни одного ди-джея отрекламировать песню. «Неприязнь была единодушной. Их раздражал высокий вибрирующий голос Марка. Меня мучала земная проблема – как пробить этого малыша на радио». Но Simon Napier-Bell был заворожен текстами песен. Иногда смешные, подчас мрачные, они всегда искрились хорошими рифмами и интересными словами. В них была любовь к наблюдению за людьми всех типов.
Однажды Саймон привел его на сессию The Yardbirds. Играя блюз, Джефф Бек исполнил соло из одной непрерывной ноты, лениво звучавшей на фоне обычной серии аккордов из двенадцати тактов. Марк влюбился в это соло, забрал ацетат песни к продюсеру домой и целую неделю часами лежал на полу перед проигрывателем и не было у него других интересов. Затем он вернулся к своему любимцу Бобу Дилану и двойной пластинке «Blonde On Blonde».
Марк был расстроен своими перспективами, но в это время Саймон набирал группу John's Children, которая должна была записываться на только что открытой фирме Track у Кита Ламберта, менеджера The Who, уже записавшего Джима Хендрикса. И Кит подкинул Саймону идею соединить Детей Джона и Болана. Саймон, не имея возможности обеспечить сольную карьеру Марку, видел союз с Детьми Джона как полезный шаг, хотя они были невыразимо плохими и их театральные приемы были сомнительны. Однако они были искренними энергичными музыкантами и в альянсе могли превратиться в восхительную концертную группу.
Решающим стало присутствие Джими Хендрикса, нового кумира Марка, поглотившего каждый дюйм его неукротимой мужественности. В тот день они еще обсуждали кумиров Марка: Элвиса Пресли, Оди Мерфи и Джеймса Дина. Последнего Марк обожал из-за его имиджа и легенд, которыми обросла его гибель. Саймон настраивал его перехватить фанов: «Эта группа направит тебя к славе. Ты разбогатеешь, станешь как Джеймс Дин и купишь «порше» - «О нет, - ответил Марк, - «порше» мне не подойдет, я слишком маленький. Мне кажется, лучше «мини». Если нужно будет погибнуть в аварии, пусть это будет «мини». Думаю, мне это понравится
Дети Джона до слияния компаний уже выпустили одну пластинку и упех «Smashed Blocked» принес группе дивиденды. Они купили клуб «Блюзетт», переименовали его в «John's Children Club», и навлекли немилость жителей Леверхеда. «Блюзетт» сам был проблемой, но новые хозяева не жалели сил для завоевания самых отталкивающих личностей в округе! Управление было возложено на

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

троих весьма мрачных юношей, уроженцев Шепердс Буш: Джонни Мэтьюса, Яна Муди и Криса Ковилла.
John's Children еще раз привлекли внимание общественности, когда Disc and Music Echo написала, что они - «странная группа: сегодня, через пять недель после выпуска их второго хита, у них другой состав. Джефф Маклелланд покинул группу сразу же после выхода сингла и вместо него выступает певец Марк Болан. Марк чувствует себя не совсем комфортно из-за того, что не он играл на пластинке, но в остальном он вполне доволен, потому что ответственность соло-исполнителя уже начинала давить на него».
Карьера John's Children развивалась от одного скандала до второго - один из них был вызван появлением постера, на котором голые музыканты прятались за редкой цветочной занавеской. Тогда рядом с Боланом выступали певец Энди Эллисон, басист Джон Хьюлетт и ударник Крис Томпсон. В одном из интервью, связанных с успехом «Just What You Want», он сказал Кейту Олтэму: «У нас замечательный клуб. Мы сами подбираем исполнителей. Вчера у нас играл Грэм Бонд, на следующей неделе выступает Симон Дюпре» В то же время он сказал, что «в группе на всех пластинках поет Энди, но я также надеюсь записываться сам по себе, как сольный артист».
Перед тем, как присоединиться к John's Children, Марк никогда не играл на электрической гитаре. Его первым инструментом, по словам Таунсена, был «старый тяжеловесный Gibson S.G., который Саймон купил у Тревора Уайта из A-Jaes. И он играл на нем слишком громко, даже для Детей Джона. С его приходом группа поначалу стала хуже, он ничего не делал, только извлекал из гитары шум. Он был так ужасен, что я тайком пробирался к гитаре перед концертом и настраивал ее правильно. Oн этим не занимался, он считал, что это не имеет значения. В своем роде он был прав...Я думаю, что его песни были слишком утонченными: я хотел услышать что-нибудь в духе Тауншенда (The Who) или Хендрикса, а не эльфийскую чепуху из «Властелина колец»!»
Первый концерт Марка с группой состоялся в Уотфорде. За кулисами он выпил две бутылки красного вина для храбрости, а поскольку остальные члены группы были собутыльниками, на сцену вывалилась компания весьма нетрезвых John's Children. Они поприветствовал аудиторию, состоявшую из одний девушки в кожаной куртке, - она стояла у задней стены, жуя жвачку, и вышла из зала на середине первой же песни. Оптимистично предполагая леди пошла за друзьями, группа продолжала играть пустому залу, но пришел менеджер и велел прекратить концерт. Mapк сильно расстроился и закончил этот вечер в слезах. Он всегда бурно реагировал на успех-неуспех. Остальным членам было на все наплевать, их интересовала оргия после концерта.
Вскоре Марк стал отчуждаться от группы. Ему не нравилась зависимая роль, не нравилось поведение коллег: на сцене Энди Эллизон скакал, прыгал в толпу и нападал на членов группы. Марк либо сидел, либо бегал с гитарой туда-сюда. Остальны балдели под наркотическим кайфом, в то время как Марк лишь иногда потягивал вино. Он часто приходил с девушкой, после концерта направлялся к ней, игнорируя общие пьянки. Это предрекало недолгий союз.
Боланская эра Детей Джона длилась всего с марта по июнь 1967 года и наступила с ритмичной «Дездемоны» Марка - Энди Эллисон пел, Болан подпевал. Успех песни стал их звездным часом. «Я написал песню за двадцать пять секунд, - не без гордости сообщил Марк Melody Maker, - она о девушке по имени Дездемона и парне, который работает рядом с рекой Сеной, все это очень запутано и сложно объяснить». Так же как и в случае со «Smashed Blocked», группа сняла клип на эту песню. Первый клип запечатлел группу на концерте, второй - в студии. И, поскольку дело происходило в эпоху психоделии, они не могли не использовать вспышки. «Саймон позвал какого-то парня и велел ему перед прожектором ахать куском красной пластмассы, чтобы получился эффект вспышки. Мы снимали дубль за дублем, парень ругался последними словами - у него болели руки и ему все надоело. Это было ужасно, но худшее наступило, когда мы увидели окончательный вариант. В Speakeasy по случаю открытия Track показывали клипы к первых синглам фирмы: «Purple Haze» Хендрикса - отличный ролик, «Pictures Of Lily» The Who - тоже качественный. А потом все увидели нашу патетическую, бездарную группу в белом на фоне этих дурацких красных вспышек. Я сидел рядом с Джоном Энтуислом, он взглянул на экран и спросил: «Черт, а это еще кто такие?» - вспоминает Крис с горечью.
«Desdemona» вышла в середине мая; по мнению Record Mirror, она была «освежающим глотком поп-музыки», по мнению Melody Maker - «энергичной, стимулирующей, как крепкое вино». Но в управлении радиовещания в ней увидели беспрецедентную угрозу моральным устоям страны, и ВВС издала запрет на трансляцию песни. И это в эпоху так называемой раскомплексованности и свободы!!! Дело было в строчке “lift up your skirt and fly” (сбрось твою юбку и лети). В ней верхи узрели ужасный подтекст, и Энди пытался защищать творение на страницах Record Mirror: «Марк написал эти слова, потому что ему понравилось, как они звучат, здесь нет никакого скрытого смысла. Один американский диск-жокей взял строчку из той же песни «naked in the nude» и сказал, что она непристойная. Мы показали ему несколько известных песен, где встречаются такие же слова, но он ответил: «Это не страшно, они только тогда представляют собой порнографию, когда они вместе»
БИ-БИ-СИ нанесла песне фатальный удар - там не могли слышать слово «голый». Пластинку запретили, хотя Марк ничего дурного не писал: фраза была рождена любовью Марка к лесам и колдунам, а Дездемона должна была взбираться на метлу и для этого избавиться от юбки.
Дабы успокоить сердитых тётенек, Марк согласился переписать «грязные» строчки, и была создана «приличная» версия песни, где гадкий кусок заменен словами «why do you have to lie». Но Марк утверждал, что в оригинале задумывал описать Дездемону, взбирающуюся на метлу, и новый вариант стал бессмысленным. Но эта версия не вышла в свет, и лишь пиратские радиостанции доносили песню до ее потенциальной аудитории. Они ставили ее при каждом удобном случае, с ликованием отмечая пропасть, лежавшую между ними и государственной станцией, которая должна была открыться в октябре для замены пиратов, к тому времени уже объявленных вне закона. Но без поддержки ВВС сингл был обречен, несмотря на то, что, по словам Марка, прочие артисты, записывавшиеся на Track, самозабвенно ее превозносили. «Пит Тауншенд был в восторге, он в нее по-настоящему въехал. А потом и Хендрикс мне сказал, что она ему очень понравилась» - любил рассказывать Марк. Песня стала известной и была одной из самых прекрасных британских песен 1967.
На второй стороне «Desdemona» была песня Энди «Remember Thomas A-Beckett», записанная еще во времена Джеффа Маклелланда, спетая придушенным голосом. «Мы хотели чувствовать себя спокойно и от темы секса и наркотиков перешли к убийству, - объяснял Саймон Melody Maker. - В ней говорится о парне, который сходит с ума и начинает играть в похороны у себя в саду» В этой песне также впервые за всю историю поп-музыки упоминались цветы в контексте, отличном от того, где вы дарите их своей подружке. “Come and play with petals and flowers,» - пел Энди, на добрые полгода предвосхищая Скотта МакКензи и поголовное психоделическое погружение во Flower Power. Песня опережала время и ее полностью проигнорировали.
28 апреля 1967 года группа выступала на «14-часовом Фестивале Цветотехнических Грез», который проходил в лондонском зале «Александра-пэлэс» («14 Hour Technicolor Dream»), благотворительной акции в поддержку недавно обанкротившейся газеты «International Times». Помимо пяти тысяч хиппи, на концерт прибыли практически все музыканты английского андерграунда, «подпольные» поэты и артисты и Дети Джона были среди прочих «пси». Пит Фрейм, бесстрашный летописец рока, также там присутствовал, и через два года опубликовал свои впечатления в журнале «ZigZag». Он пишет: «Та ночь навсегда останется в моей памяти... Как только ты входил в зал, земля уходила из-под ног - вспышки света, слайды на стенах и оглушительно громкий звук: на двух сценах одновременно играли музыканты. На одной сцене под аккомпанемент неистового сгорбившегося органиста и остервенелого ударника извивается абсолютно безвестный тогда Артур Браун, этот невменяемый размалеванный безумец; на другой сцене - Soft Machine: Дэвид Аллен, одетый в шахтерскую каску и уставившийся остекленевшим взглядом вдаль, словно зомби, и нарумяненный Кевин Эйерс в черной ковбойской шляпе с прикрепленными на полях крыльями от макета планера. Это было невероятно: снаружи обыватели смотрели телевизоры и пили чай, а внутри этой огромной машины времени находились пять тысяч пьяных, уторченных, безумных, добродушных, празднично настроенных хиппи...»
Всю ночь одна группа сменяла другую: The Purple Gang с мандолинами, стиральными досками и сломанными усилителями; The Syn; Tomorrow; The Social Deviants с Миком Фарреном, извергающим стандарты Чака Берри; Savoy Brown; The Flies с раскрашенными лицами и в юбках из пальмовых листьев; The Pretty Things; Грэм Бонд; Алексис Корнер; Pink Floyd, которые прилетели прямо из Восточного Дирхама закрывать концерт, где играли перед аудиторией враждебно настроенных голландских цыган; Рон Гизин; директор хэппэнинга Йоко Оно, встретившая здесь Джона Леннона; Кристофер Горовиц; по залу кругами бродил Пит Тауншенд снимал все подряд; Денни Лейн и Вив Принс жаловались каждому, что не могут играть, поскольку отсутствуют остальные члены группы; суматоха, прожекторы, импровизированные маленькие шоу во всех углах, слайды; об этой ночи The Syn написали песню для своего следующего сингла и создан видеофильм с Сидом Барретом и Пинк Флойд.
John's Children восприняли это событие очень серьезно и объявили, что собираются играть концерт полностью обнаженными. Однако скромность взяла верх, и группа удовлетворилась тем, что вела себя как никогда отвратительно: Энди орал, Крис разнес установку в рекордное время, а Марк держал гитару на голове и бродил по сцене в тех местах, где она больше всего фонила. В сопровождении светошоу Марк выделывал на своей гитаре все что мог и что хотел. «Мы не просто даем музыкальное представление, - объяснял он Record Mirror. - Это сорокапятиминутный хэппенинг. Иногда мы практически не осознаем, что делаем. Это большой сеанс взаимной стимуляции между нами и аудиторией. Я видел, как Энди впадает в транс, словно шаман в первобытном танце». Это был один из лучших часов британской психоделики.
Поводом для разрыва с Детьми Джона был концерт в Германии - John's Children стали там популярными и Кит Ламберт предложил недельные гастроли на раскрутке The Who. Забравшись в бентли Саймона, группа с шиком прибыла на концерт со строжайшим приказом сыграть свою обычную программу, но с маленьким изменением. Дабы подготовить публику «встретить The Who так, как никто еще не встречал», Энди должен был включить в финал замедленное ритуальное уничтожение одного из кресел и преподнести урок под названием «Сделай сам». Был разработан спектакль дурного тона: Марк, Крис и Джон выходили первыми и начинали играть какой-нибудь тяжелый рифф. Затем полуголый Энди бегал по залу, разбрасывая перья, ударник Крис громил все, что попадалось под руку, Марк сердито бродил по сцене с ожерельем из цепей, названных «кольцами к власти», хлестая всякого, кто к нему приближался. Потом по сценарию шла настоящая декадентская драка, такая, которую по словам Саймона эти в Германии, стране насилия, не видели со времен Эс-Эс. Марк должен был поднести гитару к микрофону так близко, чтобы от нее исходил истошный звук. И не то, чтобы о музыке забыли совсем, но театру отдали преимущество -Марк был в восторге. Три вечера подряд он превосходно справлялся с ролью, но в четвертый раз события зашли слишком далеко, публика дошла до экстаза и все это вылилось в восстание анархистов. В воздухе летали перья, дрались все поголовно, все громили стулья, зал был похож на поле боя. Энди повредил шею, у Криса было порезано лицо, у Марка и Джона из носа шла кровь, от гитары Марка исходил пронизывающий фонящий звук, предсмертным стоном разносившийся по 10-тысячному стадиону. Представление удалось на славу-до гражданской войны было всего полшага. Тут в бронированных автомобилях прибыл наряд чрезвычайной полиции…
Саймон выволок группу на автостоянку как раз в тот момент, когда появилась пожарная команда. Все забрались в бентли Непьер-Белла, захлопнув двери перед носом пожарных и умудрились нажать на газ за секунду до того, как машину захлестнула волна воды. Бентли вырулил на автостраду, оставив все оборудование в руках немецкой полиции. Они поехали в Мюнхен, где должно состояться следующее выступление, но Кит Ламберт сообщил им об увольнении. И они направились в сторону дома через Остенд, где собирались сесть на паром в Англию. Обнаружив, что у них в запасе несколько часов и куча денег, группа разошлась на поиски спиртного и женщин. Марк поплелся по улице, а Крис стал приставать к девчонке, продававшей конфеты и какой-то огромный немец полез с ним драться. Крис был так пьян, что ни разу не попал по нему, и больше я ничего не помнит до момента, когда проснулся на пароме. Только Энди сохранил остатки трезвости и отволок Криса на паром, Джон к тому времени полностью отрубился. Тем временем Марк пробрался в холл, уселся на столик, скрестив ноги, и принялся рассказывать порнографические стишки обедающим пассажирам и их детям… И потом появилось это
*** International Times, июнь 1967 г. ТРЕБУЕТСЯ ЭКСЦЕНТРИЧНЫЙ ГИТАРИСТ, бас-гитарист и ударник для новой группы Марка Болана. Приглашаются также любые звездные летающие существа с машинами, усилителями и прочими штуками, которые не растут в ящиках на подоконнике. Звонить: WIMBLEDON 0697: с 9 до 15.
***
Возвращение к John's Children после The Who стало большим разочарованием для Марка. Ему было паршиво. С The Who он получал по сорок фунтов за концерт, а на острове Мэн просаживал вдвое больше в казино. Домой вернулся с собакой и двадцатью пятью фунтами в кармане и снова начал репетировать в клубе, выступать. В июне, в атмосфере музыкальных и персональных разногласий, вышел новый сингл A Midsummer Night Scene. Чуть позже Болан, неудовлетворенный своим положением, покинул ансамбль, а оставшееся трио выпустило синглом песню Марка Go Go Girl, черновой вариант будущего шедевра Mustang Ford. Песни Болана этой поры выпущены через семь лет на компиляции Beginning of Doves.
Марк задумал, но так и не реализовал проект альбома «Начало голубей» для Детей Джона. По его мнению во времена волшебника Bolkeinarnia мир был солнечен и справедлив. Поскольку старое волшебство исчезло, вместо него возник призрак, который преследовал землю и творил темное волшебство в ткани мира Bolkeinarnia. Люди припали к земле с криками. Но в это время прибыл великолепный рыцарь, чтобы очистить Bolkeinarnia от этого преступления и возродить еще более глубокое волшебство. И это возрождение надо празновать праздником голубей. Эту запись называют 'потерянный альбом Болана'. Он отличается очень резким звуком. Есть 37 треков к альбому. Они увидели свет на альбоме «The Beginning Of Doves» (Track, 1974г.) наряду с песнями 1966 г. - “Jasper С. Debussy”, “Black And White Incident”, “Observations”, “Eastern Spell”, “You Got The Power”, “Hippy Gumbo”, “Mustang Ford”, “Pictures Of Purple People”, “Jasmine 49”, “Charlie” и “Cat Black” . В то время ни Track, ни любая другая компания не поддавались на уверение Саймона в жизнеспособности этих песен, и он сказал Марку: «Сейчас такой менеджер, как я, ничем тебе не поможет. У тебя есть слушатели, но они очень настроены против коммерческой музыки. Тебе придется стать таким же хиппи, как и они. В такой ситуации настойчивый менеджер, который без конца звонит и требует заплатить за концерт на десять фунтов больше, только повредит». Саймон отдал ему контракт, пообещав, что если он захочет, то поможет ему бесплатно неофициально. Марк согласился с тем, что нужно стать частью движения хиппи, антикоммерческого, антибуржуазного, и официозная фигура менеджера-бизнесмена у него за спиной пользы не принесет. Он забрал контракт, поблагодарил меня и направился прямиком в офис Брайана Моррисона, где через несколько часов подписал новый контракт с точно таким же официозным менеджером-бизнесменом
«John's Children представляли собой интересное зрелище, - скажет Марк после, - им был нужен человек на роль Пита Тауншенда и они взяли меня. Сами они, к сожалению, писали не очень хорошие песни». Это было не для него.
Марк выстроил собственный план. Он решил организовать собственную группу и назвать ее Tyrannosaurus Rex, потому что группа будет известной в мире, a Король Тиранозавров гигант.
Он дал объявление в Melody Maker и договорился об экспромт-концерте в обшарпанном рок-клубе в Electric Garden (Covent Garden), который позже изменит свое название на «Средняя Земля» в честь мифической земли в толкиенских трилогиях. Прослушивание назначил за несколько часов до выступления и критерием отбора стало звучание имени и «крутизна» имиджа. Болан уповал на Бога, но зал наполнила отвратительная какофония, видно Бог не проявил никакого интереса к эпохальному событию. Тот концерт действительно был катастрофой. Расставшись с John's Children, Марк Болан носился с идеей сверхтяжелой электрической группы, и, охваченный энтузиазмом, решил, что можно обойтись и без репетиций. Очевидец концерта вспоминает: «В жизни не видел ничего ужаснее. Нельзя и вообразить себе такой жуткий концерт. Марк верил, что все произойдет по волшебству - все из-за этого мага, с которым он познакомился в Париже. Он считал, что можно собрать людей, которые никогда друг друга в глаза не видели, и дать прекрасный концерт. Их просто высмеяли...». Марк был в отчаянии и сказал «Я хочу играть. Играть один, без группы, без электронщины. Я куплю коврик и благовония и буду играть, сидя на полу, как этот парень из Индии.
К власти как раз приходили «цветы», и людей тянуло ко всему естественному. Йогурт, хлеб из непросеянной муки, акустические гитары. Марк видел, что для его новых идей формируется аудитория. Он купил себе молитвенный коврик и благовония и начал искать симпатичного мальчика, который сидел бы с ним рядом на полу. Испытание выдержал только 18-летний барабанщик по имени Стив Тернер, переименованный в Стива Перегрина, взяв имя одного из четырех hobbits во «Властилине Колец». По признанию Тони Висконти Стив, возможно, был единственным человеком, способным мыслить подобно Марку и не утонуть в его фантазиях. Стив понимал Марка в его путешествиях в пейзаж Средней Земли, где разворачивались сцены его песен, он сам организовал «Братство кольца», но Марка опять привлекло имя.
«БРАТСТВО КОЛЬЦА» Я хочу собрать группу последователей Толкиена нового типа - для молодежи, и тех, кто понимает, хоббитов, орков и т.п. Предположительно мы будем читать и писать стихи, рисовать, петь, разговаривать и читать о Среднеземье. Люди заинтересованные или просто интересные, особенно из южного Лондона и района Бромли, пожалуйста, звоните мне по телефону Орпингтон 33690 после 6 часов вечера, чтобы узнать время и адрес первой встречи. Стив Фарамир Тук.
Длинные волнистые волосы, небрежно повязанный шейный платок и отрешенный мечтательный взгляд... Казалось, он сошел со страниц «Властелина Колец», чтобы доказать иноверцам - Толкиен ничего не придумывал, эльфы и благородные нуменорцы действительно существуют, а далекий мир Среднеземья, полный тайн, легенд и загадок и есть самая настоящая реальность, писали о Стиве газеты.
«Мы встретились на станции метро и решили образовать эту группу: у меня была двойная ударная установка, а он нашел гитариста и басиста, и мы немного порепетировали. Потом мы дали один концерт в Efectric Garden - и соло-гитарист начал буйствовать. Он бил гитарой по моей установке, опрокинул тарелки, видимо, вообразив себя Питом Тауншендом... После этого мы решили, что с этими двумя парнями работать больше не будем». К тому же у Марка не было ни денег, ни возможностей и предполагаемый электроинструментальный квартет сократился до акустического дуэта: Болан на гитаре и Стив «Перегрин» Тук (псевдоним от Толкина) на перкуссии. Вдохновленные идеологией хиппи и ЛСД они стали выступать в Middle East Club и храме английской психоделики UFO-Club. Rex стали набирать очки в среде лондонского андеграунда, где их произведения были окружены антикоммерческим ореолом.
«Когда мы начинали, Марк занимался мелодией песен, а я отвечал за аранжировки, и все получалось очень здорово...» Стояло жаркое лето. Марку было девятнадцать, а Стиву -восемнадцать, расслабленная атмосфера лондонских парков и клубов, утопающих в лепестках цветов и облаках марихуанного дыма, сама действовала как наркотик; голова Марка была полна волшебных мелодий и стихов, а старенькие бонги Стива под действием его музыкальной фантазии превращались в сказочные тамтамы. И вскоре две фигурки, сидящие на коврике, скрестив ноги, и исполняющие странные песни странными голосами на странном языке, стали неотъемлемой частью 'альтернативной» лондонской музыкальной сцены, завоевывая все новые сердца...
Результаты были интересными, хотя слегка анемичными. Войдя в «хипповый» образ, Марк отрекся от старых песен. Исчезла острая социальная наблюдательность. Новая аудитория поголовно сидела на ЛСД, а Марк выдумывал для нее сказки о гоблинах, хоббитах, феях и волшебниках. И речи не шло ни о какой коммерциализации, совершенно ясно было, что Марк будет играть за косяк или за пару кусочков сахара. Он отправил экземпляр своего сингла «Hippy Gumbo» диск-жокею Джону Пилу, который вел ночную программу «The Perfumed Garden» на Radio London. Марк сделал вид, что пластинка послана поклонником, по воле случая она Джону Пилу понравилась. Стиль песни в точности совпадал с направленностью программы, и сингл стал звучать в эфире каждую ночь. Увидев такой прогресс, Стив и Марк сели на коврик, зажгли благовония и записали почти часовую пленку новых песен.
Король Тиранозавров Среднеземья (лето 1967-1969)
Теплой летней ночью 1967 г., сидя в студии закрывающейся пиратской радиостанции Радио Лондон и развлекая слушателей новинками андерграунда, диск-жокей Джон Пил (John Peel) вытянул из своей корреспонденции конверт с надписью Джону Пилу и стилизованный рисунок, изображавший средневековый замок. «Джон, - говорилось в письме, - спасибо за то, что поставил «Hippy Gumbo». В понедельник утром у нас была сессия, и мы (tyrannosaurus rex) окунаем свои сердца в звуки и стараемся, чтобы наша музыка была выше этих дерганых заморочек жесткого мира и добиваемся ощущения хэппенинга во всем, что мы делаем. Двенадцать вещей, которые мы записали, предназначены для White Whale и выйдут в конце сентября - очень неприятно слышать, что The Garden закрывается, но мне действительно очень жаль. Еще раз спасибо, что ты так проникся «хиппи», было бы здорово с тобой поговорить или забить косяк. Мой телефон - WIM 0697, так что, может быть, поговорим. Пока, всего хорошего
С уважением, Марк Болан»
Пил набрал номер телефона и вскоре отправился на встречу со своим корреспондентом. Слова о «двенадцати песнях для White Whale» были блефом, как и предложение «забить косяк». Но взгляды на жизнь Джона и Марка оказались схожими, и еще их объединяла страсть к музыке Джина Винсента и Эдди Кокрэна. Одной короткой встречи хватило для дружбы на четыре года. Марк снабдил Пила сольными синглами, пластинками John's Children, демо Туrannosaurus Rex, записанных Саймоном Нэпьер-Беллом. Энтузиазм переполнял Пила, и оставшиеся несколько программ «Perfumed Garden» были щедро украшены музыкой Болана. Последняя передача, проведенная 14 августа 1967 года, представляла слушателям целых шесть песен Марка - 'The Wizard»/ «Hippy Gumbo», «Sara Crazy Child»/ «Desdemona» «Rings of Fortune» и «Highways».

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Меня всегда привлекали необычные голоса - вспоминал Пил - и мне очень нравился «блеющий» вокал Марка. Еще мне нравились стихи - песни переносили их в другое измерение. Джон всякий раз, когда выходил в эфир, ставил Tyrannosaurus Рекс для разминки, в конце концов группу стали приглашать в различные колледжи и на фестивали
С закрытием пиратских радиостанций весь британский андерграунд лишился эфирного времени. Радиовещание сосредоточилось в руках официозного ВВС, а те могли предложить для хиппи лишь передачу «Saturday Club» и несколько нерегулярных «живых» программ. Хотя эти шоу были популярными, на них приглашались только зарекомендовавшие себя исполнители, такие, как Rolling Stones или The Who. Волна «лета любви» однако породила огромное количество молодых нестандартных групп, которые формировали идеологию лондонского андерграунда, но не могли выйти на широкую аудиторию. Однако будучи монополистом, ВВС открыли собственную радиостанцию «Радио 1», на волну которой в ближайшие годы был настроен приемник каждого причастного к субкультуре. Ведущими на «Радио 1» взяли популярных диск-жокеев пиратских радиостанций и Джону Пилу досталась самая интересная программа - шоу «Тор Gear». Государственное радио привлекло еще более широкую аудиторию, нежели «пираты» с их незначительным радиусом вещания.
Помимо работы на радио, Джон вел ночные концертные программы в легендарном клубе Middle Earth (Средняя Земля) и объявил владельцам, что по пятницам и субботам в его шоу всегда будет выступать дуэт Tyrannosaurus Rex. Ультиматум был принят с недоумением: у группы не было никаких достижений, кроме бесплатных концертов в Гайд-парке - ни контракта на запись пластинок, ни поклонников, ни даже приличных записей, но Пил решил это исправить.
«Top Gear» задумывалось им как программа «некоммерческой» музыки, материал для которой записывался прямо на ВВС. Первую сессию для «Top Gear» Болан и Тук сделали тридцатого октября 1967 года, записав «Scenescof», «Child Star», «Highways», «Hot Rod Мama», «Pictures of Purple People» и «Dwarfish Trumpet Blues». Эта сессия решала вопрос о допуске группы, Туrannosaurus Rex выдержали экзамен, но один из руководителей ВВС охарактеризовал «чепухой, чепухой претенциозной». Первая программа вышла в эфир 5 ноября, но в ожидании вердикта Джон рискнул и 28 февраля 1968 года сделал еще одну сессию для своих друзей для утренней передачи «Nightride», записав «The Beginning of Doves', 'The Weilder of Words', 'The Wizard», 'Afghan Woman», «Hippy Gumbo» и «Frowning Atohuallpa». Лишь в марте администрация поставила напротив имени Tyrannosaurus Rex надпись: «полагаю, сойдет для «Тор Gear». Но к этому моменту Марк уже купался в море хороших новостей - он только что подписал контракт на запись дебютного альбома.
Для очередного «Top Gear» он выбрал песни «Deborah», «Frowning Atahuallpa», «Knight», «Afghan Woman», «Mustang Ford» и «Strange Orchestras», прозвучавшие в эфире в 24 марта и 5 мая 1968 года. Такая реклама внесла вклад в успех, рейтинг популярности превысил рейтинг Pink Floyd и Jimi Hendrix Experience. На обложке “My People Were Fair and Had Sky in Their Hair...” Джон Пил поместил пророческое напутствие: «Угасающее лето разбросало свои тусклые листья, и из них возникли Туrannosaurus Rex. Всю суровую и мрачную зиму те, кто любил их, ухаживали за ними и питали их силы. Они расцвели с приходом весны, дети радовались, и земля пела вместе с ними. Их лето будет долгим и счастливым». Для этого альбома он также сделал запись «Лесной сказки» Марка (вторая сказка из этого цикла появится на «Unicorn», также в исполнении Пила).
*** Пресс-релиз, 1968
Tyrannosaurus Rex - это Марк Болан и Стив Тук. Они играют на гитаре и исполняют собственную музыку, совершенно необычную. Tyrannosaurus Rex? Странное имя для дуэта. (Оно означает «Король ящериц», Tyrannosaurus Rex - самое большое существо из всех, когда-либо населявших Землю). Марк и Стив взяли это имя, «потому что приятно знать, что когда-то существовало нечто подобное», и за последние несколько месяцев ребята и их творчество стало непременной темой для разговора в кругах, связанных с поп-музыкой. Tyrannosaurus Rex был основан восемь месяцев назад. Необычно их имя, необычна их музыка. Диск-жокей Джон Пил первым это понял. На своем шоу Perfumed Garden он часто ставил сольный сингл Марка Болана Hippy Gumbo, a позже несколько раз приглашал их для участия в передаче Top Gear и в ночные программы Radio One. Их первое выступление состоялось в Гайд-парке, «потому что там много зрителей». С тех пор они выступают в большинстве лондонских клубов андергаунда, и дали два концерта в новом лондонском концертном зале. The Purcell Room. Недавно они подписали контракт с продюсером Тони Висконти, и их дебютный диск Deborah выходит на фирме Regal Zonophone. Марк Болан родился в Лондоне, 30 сентября 1947 года. У него темные волосы, зеленые глаза, рост - 5 футов 3 дюймов, вес - 8,5 стона. Стив Тук родился в Блэкхите 28 июля 1949 года. У него темные волосы, карие глаза, рост - 5 футов 11 дюймов, вес - 9,5 стона.
Да, Тони Висконти… Удивительная личность! Тот, кто с первого аккорда влюбился в музыку Tyrannosaurus Rex и сделал ранние пластинки такими, какими их хотел видеть Марк. Он вертуоз грамзаписи и на 50% создатель неповторимого саунда пластинок…
Он знаменит способностью видеть звезд издалека, он также знаменит дурным характером, придирчивостью и резкостью суждений. Он работал с такими разноплановыми музыкантами, как Рик Уэйкмен, Дэвид Боуи и The Stranglers, Magna Carta и Moody Blues, Boomtown Rats, Спаркс и Джо Кокер. По происхождению он итальянец, по рождению - американец, работал в основном в Англии; но где бы он ни был, процесс творения музыки всегда оставался на первом месте.
Однажды он сошел на берег по ту сторону Атлантики. «Я полюбил Лондон. Раньше я прокручивал фильмы Битлз, и Лондон оправдал все ожидания. Тогда Лондон был центром всего - музыки, моды и так далее». А к сентябрю Тони доказал, что не зря ест хлеб. Получив в распоряжение бесперспективную песню The Move «Flowers in the Rain», он добавил струнные аранжировки и выпустил сингл, ставший хитом. Тогда-то Корделл и сказал, чтобы Тони нашел себе группу.
Восприняв эти слова без юмора, Висконти отправился в клуб UFO, где процветали все таланты андергаунда и тут же увидел Tyrannosaurus Rex. Он действовал как бойскаут в поиске таланта, он искал группу, которая заменила бы Битлз как самая первая в мире. Эти поиски привели его в подвал ночного клуба УФО к тремстам хиппи, ритмично качающимся взад и вперед в ритме музыки. Театрально, в позе лотоса на самодельной сцене сидел волшебник-гитарист, поющий песни, которые звучали, как будто они появились между страницами романа научной фантастики. «Я прихожу из времени, когда сжигать деревья было преступлением … Мои люди были справедливы и имели звезды в их волосах».
Это конечно не был Beatles, но Тони был зачарован. «Марк казался необычно утонченным, совершенно особенным и очень привлекательным. Я просто влюбился в него». Хипово одетый с внешностью цигана и длинным каскадом вьющихся волос, его уникальный голос, странное вибретто убедили Тони в том, что Болан иностранец, поющий на незнакомом инопланетном языке. Тони приблизился к Стиву Туку и представился как продюссер. Он избегал Марка, потому что не знал, говорил ли тот по-английски. Но Стив переадресовалего к Марку и тот заявил, что Тони седьмой, кто сделал сегодня предложение и один из них - Джон Леннон и фирма Эппл. Он врал, но это работало и Тони оперативно пригласил их к себе для выпуска первого альбома.
Tyrannosaurus Rex явились в офис Straight Ahead со сломанной гитарой, бонгами и индийским ковриком. Задумчиво разостлав коврик на полу, они уселись, скрестив ноги, и угостили слушателей вчерашним концертом. «Денни рот открыл от изумления, я раздувался от гордости». Закончив, двое странных посетителей удалились. Корделл помолчал немного, а затем объявил: «Я их абсолютно не понимаю, но мы их возьмем как образец андерграунда. Реакция аудитории на их выступления меня убедила»
Марк и Тони ничего не знали о сомнениях, раздирающих офис. Их волновали другие вопросы - оба были твердо убеждены, что для создания музыки необходимо полное взаимопонимание, которое перерастет в дружбу. «Перед тем, как начать запись, Марк устраивал мне допросы, ему необходимо было выяснить, что я за человек. Мы поиграли вместе на гитарах и поняли, что любим примерно тот же тип музыки: Фила Спектора, Beach Boys, Битлз» На второй же день Болан принес книгу Толкиена «Властелин Колец» со словами: «Если хочешь меня продюсировать, ты просто обязан ее прочитать».
Тони стал другом не только Марка, но и Стива Тука, часто приглашал его домой и предоставлял ему возможность записывать демо собственных песен. «Вклад Стива в дуэт был необыкновенным! Только у него получалось проникать в голову Марка и путешествовать вместе с ним в Нарнию и Среднеземье, откуда брали начало темы и звуки их песен! Я нигде больше не слышал такого вокального стиля».
И Тони выпускает первый альбом Tyrannosaurus Rex с совсем нехитовым названием «Мои люди, были справедливы и имел небо в их волосах ..., но теперь они довольны носить звезды на их бровях». Он представлял, как обработать уникальный материал, но ему дали лишь 400 фунтов и Тони пришлось призвать все воображение, чтобы скрыть бедность аранжировок. «Музыка может быть потрясающей, но если пластинку плохо смикшировать, люди будут слышать только плохое качество. Я понял, что никто не понимает Марка, кроме меня и его самого». Тони чувствовал, что много проблем не из-за аппаратуры, а из-за неспособности инженеров понять музыку Tyrannosaurus Rex, он сам видел издалека незаурядные таланты всех своих клиентов и он делал их известными всему миру. Таков Тони Висконти, не просто продюсер, но и соучастник и фанат всех своих групп от Спаркс до Бойи. «Debora» была сочинена у Тони дома и Марк сразу же кинулся к телефону, чтобы спеть Джону Пилу и решение сделать ее синглом.
Суперобложка диска была выполненная в духе Джорджа Андервуда со сценами, типичными для мифов и она привела Марка в восторг. Наверху были фигуры, кажущиеся ангелами, летящими ввысь, в то время как в основании лукавый наблюдает мужчин, несущих большие валуны на холм. Верх и низ были пронизаны сотнями солнечных лучей, некоторые из них были с лицами и возможно изображали души, мечущиеся между землей и небом. На обложке были лица, имеющие сходство с Марком и Стивом, ни один из них не был ни на вершине, ни в основании. В конце альбома было посвящение, написанное диск-жокеем Джоном Пилом:
«Tyrannosaurus Rex поднялся из опавших листьев прошедшего лета. В течение трудной, серой зимы он выжил для тех, кто любит его. Они расцвели с приходом весны, дети радовались им и земля запела с ними. И впереди еще долгое и экстатическое лето».
«Мои люди Были Справедливы» достиг 15 номера среди британских LP. И успех первого альбома стал воздействовать на популярность Марка, он имел семидневное турне по Шотландии и полностью подражал Доновану и Джимми Хендриксу на фестивале в Woburn-Аббатстве. Они играли для 8000 человек на свободном фестивале в Гайд-парке рядом с Pink Floyd, Роем Харпером, и Jethro Tull. Только за несколько месяцев цена дисков подскочила с 20 фунтов до100, это не плохо для группы, которая год ранее имела лишь одну гитару за 4 фунта и деньги для арендной платы.
За восемь месяцев, которые Марк и Стив провели вместе, совместная эйфория по поводу создания группы несколько поутихла, и выяснилось, что любовь к книгам Толкиена и музыке - еще не все, что нужно для дружбы. Стив не мог понять, почему друзьями Марка оказываются «нужные» люди - Джон Пил, Тони Висконти, Джефф Декстер, а Марка бесило, что Стив все свободное время проводит с полузнакомыми хиппи в Блэкхите. Стив, казалось, вознамерился перепробовать все наркотики, которые есть на белом свете, а Марк упорно отказывался даже за компанию курить марихуану. Он был дипломатичен и очарователен с прессой, заимел своего пресс-атташе, Стив не скрывал радикальных взглядов и журналисты вздрагивали, услышав эпатажную реплику от «тихой» половины дуэта. Однако пока Стив не начал требовать от Марка исполнения своих песен, все проблемы были решаемыми. Тони Висконти держал сторону Болана, но считал, что каждому нужно дать шанс: «Стив записывал демо в моей домашней студии на маленьком стереомагнитофоне с возможностью наложения звука. Я показал ему, как управляться с аппаратурой и оставил его одного. Он записал две часовые пленки; мелодии были интересными, но ни к чему не вели...»
С усложнением музыки росло мастерство Стива с его безупречной аранжировкой, которая стало более законченной. Бонгов не хватало и он стал искать другие инструменты, не переступая границы упрощенной экзотики. Он играл на флейте, и грошовых свистульках, на чем угодно - лишь бы сделать звук богаче. Была миниатюрная ударная установка, бас, бубен и пиксифон... Потом добавили перкуссию и пели в два голоса. Марк был рад, что его перукссинист проявляет такой энтузиазм. Но Стив рвался к исполнению своих песен.
В марте Марк вновь встречается с Дэвидом Боуи и между ними возникла настоящая дружба. Боуи был еще один любимый исполнитель у Тони Висконти и он представил его Корделлу, но тот решил, что одного Болана с него более чем хватит. Столь прискорбное решение, однако, не повиляло на их личные отношения и вечера втроем - Марк, Тони и Дэвид - стали привычным делом. «Я начал приглашать их к себе, - говорил Висконти, - потому что у меня был проигрыватель, а у них нет. Фактически оба они в то время жили у родителей. Они часто бренчали вместе на гитарах, но в основном мы слушали пластинки Beach Boys и Фила Спектора.
Тони часто помогал Боуи записывать сессии для ВВС, но когда Дэвид принес ему демо «Space Oddity», от которого Марк пришел в восторг, и предложил сделать ее синглом, Висконти наотрез отказался. «Я сказал, что не буду ее записывать, потому что это не он. Мы оба тогда очень увлекались дзен-буддизмом, и эта песня казалась мне предательством всего, во что мы верили. Я сказал, что если ему нужен хит, то он его получит, но не сможет больше выпустить ничего подобного. Конечно, все так и получилось... но, к моему удивлению, он вернулся и попросил записать с ним альбом «Space Oddity».
Первое время все шло как по маслу. Тони со своей девушкой и Дэвид с невестой Энджи сняли квартиру на четверых, запись шла успешно, альбом получил неплохие рецензии. Боуи пытался собрать группу и последовал примеру Марка, пригласив Висконти на бас-гитару. Группа Нуре продержалась всего пять концертов - до того момента, пока Дэвид не озарился проектом альбома «The Man Who Sold the World». Тони был счастлив вернуться в студию, но вскоре его осенила идея поместить на обложку фотографию Боуи в женском платье. «Это была мучительная пластинка, - вспоминает Тони. - В то время Дэвид был самым ленивым человеком на свете и до вечера валялся в постели и это меня абсолютно не устраивало. Я еле-еле уговорил Дэвида написать аккорды к песням, чтобы мы могли начинать. В результате возникла ситуация: альбом был готов - за исключением мелодий и слов…В последний день работы над миксом я сказал Дэвиду: «Баста. Я так работать не могу. У меня есть Марк, который хочет записываться днем и ночью, ему действительно это нужно и я могу отдавать ему все свои силы. Ты же просто не хочешь работать» После этого Тони не встречался с Боуи на протяжении четырех лет, сконцентрировав, как и грозился, все свое внимание на Т. Rex.
Для менеджмента Марк выбрал компанию Blackhill Enterprise, созданную энтузиастами Питером Дженнером и Эндрю Кингом специально для того, чтобы вести дела Pink Floyd, а Марк был поклонником Сида Барретта, признавал его ключевое влияние на Pink Floyd и он говорил, что Сид – гений и « то, что Pink Floyd делают на электрогитаре, мы делаем на акустической гитаре!». Марк пригласил компанию на свой концерт, на который от Blackhill приехали Эндрю и Джун оценить качество исполнения и по окончании выступления предложили музыкантам контракт. Дитя июня Джун Чайлд работала регистратором компании. Все было как в сказке. В принципе у Марка каждый день был сказкой и внезапно частью этой сказки стала девушка по имени Джун. Марку было двадцать, Джун двадцать пять. «Я смотрел вслед ее зеленому фургончику, говорит Марк, - и понял, что хочу, чтобы она осталась». И перебрался к ней в фургончик. А через 4 дня они переехали в маленькую квартирку в Ноттинг Хилл Гэйте. Это был настоящий дом, хотя воду для умывания приходилось греть в чайнике. Квартплата была всего 3.5 фунта, но им и эту сумму набрать было сложно, так как Марк давал концерты практически бесплатно.
В этой квартире художник нарисовал Болану Короля Тиранозавров. Марк утверждал, что однажды ночью он проснулся от чьего-то дыхания и увидел, как тень тираннозавра перемещается по стене и дышит. Болан клялся, что его собственное воображение оживило это существо и имело на него магическое влияние, что воспрепятствовало ему сожрать новоявленную пару.
Отгородив полкомнаты занавеской, Марк оборудовал себе крошечную студию, где целыми днями писал песни и репетировал. Позже, когда начнут поступать гонорары, Болан снимет квартиру этажом ниже и превратит ее в студию, более или менее подходящую для работы -там хотя бы будет допотопный магнитофон. Она прославится как «Студия Табуретка» - место написания «Ride A White Swan» и прочих шедевров.
Джун, обладавшая связями в бизнесе и врожденным инстинктом менеджера, стала уделять внимание переговорам о концертах и гонорарах Tyrannosaurus Rex, в результате группа Марка работала четыре вечера в неделю, зарабатывая по 25 фунтов на человека.
Двадцати пяти фунтов в неделю едва хватало на то, чтобы заплатить за квартиру, и естественно, что Марк и Джун вечно сидели по уши в долгах. «Но мы никогда не ощущали себя бедняками! У Марка не было счета в банке, так что нам не приходилось волноваться по поводу перерасхода. Вечера мы проводили вдвоем или с друзьями. У нас лет сто не было телевизора».
Пресс-атташе Б. П. Фаллон скажет, что Джун была необыкновенной, они оба казались неотличимыми, как астральные близнецы. Джон Пил: «Где-то должно быть посвящение Джун Чайлд... Она больше чем сыграла свою роль».
К концу года Tyrannosaurus Rex записали второй альбом. Название стало короче: «Пророки, провидцы, мудрецы и ангелы веков». Альбом содержал фотографию Марка и Стива, на обороте диска была короткая поэма, написанная Марком: «В голове мужчины - женщина, в голове женщины - мужчина, но почему чудеса бродят в голове ребенка?».
В этот альбом, как и в предыдущий, вложили листок с текстами, чтобы песни были понятнее. Раньше Марк не осознавал, что не все разбирают, о чем он поет, - но с напечатанным текстом можно было и наслаждаться музыкой и одновременно следить за смыслом. В следующий альбом он намеревался вложить небольшую книгу, а потом вообще дал список рекомендуемых для прочтения художественных произведений. «Мои люди были справедливы…» посвящалась более материальным темам, чем «Prophets, Seers and Sages/The Angels of the Ages» - здесь дан уход от реальности в мистические земли и миры Востока. Но уже на этой пластинке присутствует личностная тема и песни тоже стали личностные. Болан испытывал неприязнь к городам и современным реалиям, ненавидел пластмассу. В своих мыслях он отдалялся от повседневности и рутины. Марк говорил: «Я не хочу сказать, что цивилизация - это плохо. Автомобили, телефоны, телевизоры - это прекрасно. Просто мы неправильно ими пользуемся - не умеем контролировать то, что изобретаем. Во многих домах телевизор работает постоянно, впустую, а не для того, чтобы посмотреть определенную программу. Телефоны часто вторгаются в частную жизнь - особенно когда какой-нибудь придурок звонит и тяжело дышит в трубку на том конце провода. Грузовики прекрасно подходят для перевозки грузов из пункта А в пункт В, но они производят много шума и повсюду распространяют выхлопные газы. Цивилизация стала пластиковой, у людей неверный набор ценностей. Я же пишу о других землях, где все хорошее хорошо по сути, а не потому, что так принято считать. Например, нагота. Что, скажите, было бы в ней аморального, если бы изначально было принято ходить обнаженными? Конечно, мы бы мерзли, но с точки зрения морали, что было бы плохого, если бы все всегда так делали? Но цивилизация поставила нас в такие условия, что нагота считается дурной. Это лишь один пример искажения ценностей - поэтому я пишу об иных, более приятных для меня мирах и это не есть любовь к фолклеру. Просто люди истосковались по чистоте и простоте прошлого».
Во втором альбоме Марк убрал все слова, связанные с 20-м веком (в первом альбоме были две песни об автомобилях и одна о женщине-мяснике и ее колуне). Теперь он полностью погрузил себя в миф. В действительности молодежь шестидесятых стала поворачиваться к альтернативным восточным культурам. И Марк писал:
«Мы скрываемся под маской востока,
потому что угрюмые, громоздкие формы
запада навевают ужас и все придавлено внутри нас.
Мы долго жили легендами и для легенд там
на востоке открыты наши главы».
Выпуск диска позволил группе купить новое оборудование и создавать дополнительные шумовые эффекты. В список нового альбома была включена отдельно вышедшая ранее песня Debora, песня «One Inch Rock»(Однодюймовый рок) повествует о том, как Марк был пойман чаровницей, которая уменьшает его рост до дюйма и помещает в банку с такой-же дюймовочкой. Не имея возможности выбраться, они начали танцевать «однодюймовый рок».
Ранние альбомы отличались выразительным голосом Марка и композициями, навеянными кельтским фолклером и индийскими таблами, тексты были полны сюжетами англосаксонской мифологии и средневековых легенд. Его интервью заполнялись разговором о мистике, эльфах, ведьмах, колдунах, фокусниках. Он теоретизировал одному репортеру, что динозавры не были глухими ящерицами, а были очень интеллектуальными и мистическими доисторическими силами. «Властилин Колец» перечитывался им как Библия, он привил любовь к Толкиену всей тусовке Англии. Сюрреалистическая, наполненная юмором лирика и привлекательные звуковые арабески дуэта при внимательном прослушивании обнаруживали родство с Kinks с одной стороны, и с Incredible String Вand - с другой.
Марк был безумно рад, что критики чумели от его лирики. Он написал историю ребенка для альбома, втянул в это дело Джона Пила и заставил читать ее по радио. Часть этой истории была отложена до третьего альбома.
Марк стал гуру хиппи, играя беспрецедентные акустические 'молитвы', на которые влияла индийская музыка, Боб Дилан и J. R. R. Tolkien. Ранний Tyrannosaurus отнюдь не прост для усвоения всеми без исключения людьми.
Но было здесь и противоречие. Альбом занял только 28 место, хотя турне длилось 20 дней в 8 городах. Это озадачило Марка. Позарез нужны были новые, молодые фаны, но Марк попрежнему притягивал лишь повзрослевших любителей Толкиен-тотинга, ЛСД и хиппи, где установился устойчивый культ Болана, подобный культу Сида Барретта. Именно хиппи скупали диски, если они имели на это деньги. Но они не ходили на концерты. Фаны Марка не были богачами, сорящими деньгами. А бизнес-индустрия не для культовых групп. Она зиждется на тех, кто дает кассовый доход. В этом несоответствии трагедия всех талантов рока. Быть героем культа Марк не собирался. Он хотел быть звездой. И это породило непреодолимую пропасть между между Марком и Стивом Туком.
1969 – «это была только игра»
International Times, май 1969.

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Только что сформирована группа музыкантов и деятелей андерграунда, известная под названием The Pink Fairies Motorcycle Club and All Star Rock'n'Roll Big Band, цель которой -способствовать развлечениям летом 1969 года. Членство в Клубе эксклюзивно и распространяется исключительно на музыкантов, мотоциклистов, дорожных менеджеров и людей с другими выдающимися личными данными, причем каждый потенциальный член будет подвергнут пристальному изучению с целью определения его пригодности.
МикФаррен
***
Отношение непонятости дало толчок моральной клаустрофобии и побудили Стива Тука к отчаянным поискам людей, которые не считают, что его творческие идеи «ни к чему не ведут».В результате Мик Фаррен (The Deviants), Твинк (The Pretty Things) и Стив Тук стали ядром нового «клуба» анархистов, который не имел ничего общего со спокойным кругом Марка Болана и Tyrannosaurus Rex. Поначалу Марк принимал шаги к компромиссу - в мае он присоединился к этой компании во время их сногсшибательного ночного джема на вечеринке на Parliament Hill, но когда тем же Стив с The Deviants создали совместную крокетную команду, Марк сказал: «Пас».
«Ко мне постоянно приставали менеджеры. Когда я выходил на сцену сыграть джем с The Pretty Thinqs или The Deviants, менеджеры вечно говорили: «Слушай, не нужно играть с ними, это вредит имиджу». «И я отвечал: «Имидж? Какой имидж? Я - Стив Тук, знаменитый наркоман».
А известность Стива действительно переходила все границы. По ночам юные девушки стучались к нему в дверь с просьбой пустить переночевать. По утрам вламывались перепившие друзья с предложением опохмелиться. По вечерам, сидя в клубе с друзьями, он мог насладиться шепотом новичков: «Это тот самый Стив Тук, он лучше всех разбирается в наркотиках'.
Привычка к наркотикам перерастала в потребность, потребность - в болезнь, причем с каждым днем становилось все яснее, что болезнь эта принимает хронический характер.
Несмотря на то, что к 1969 году Тугаnnosaurus Rex достигли статуса культовой группы, Стив Тук все больше отклонялся от намеченного Марком пути. «Я стал писать собственные песни, но не о моих фантазиях, а о том, что проискодит на соседней улице» Марку и в голову не приходила мысль о том, чтобы пойти на компромисс, - он твердо знал, чего хочет, и спорить с ним было бесполезно. «Я обнаружил, что меня хотят превратить в продукцию. Я был одним из Детей цветов, а есть вещи, которые Детям цветов делать не положено. Бунтарь по натуре, я хотел делать именно то, что мне запрещали, из-за этого начались проблемы с Марком». «У некоторых получается держать рот на замке, но это не для меня. В 1969 я видел, как подростки стоят в очереди за билетами в Lyceum, и с них брали по двадцать пять шиллингов -огромные деньги; я не мог не высказаться, и только посмотрите, что со мной стало»
Попытка Стива сочетать «дозволенное» и «недозволенное» не работала. Восемнадцатого мая вышел долгожданный альбом с коротким названием «Unicorn» (Единорог), инструментально богатый (Висконта играл на фортепиано) и настолько гармоничный, что посторонний слушатель не смог бы заметить никаких признаков разлада. Начались сессия A Beard Of Stars (Борода звезд); Марк со Стивом успели сделать четыре композиции к новому альбому, а также сингл «King Of The Rumbling Spires». Но параллельно Стив работал над сольным альбомом Твинка (бессменного члена клуба Pink Fairies) «Think Pink», внеся свою лепту в виде двух контрастных композиций - хулиганской «Three Little Piggies» и волшебно-мечтательной «The Sparrow Is A Sign», которую Стив спел сам.
На диске тему Единорога несла лишь песня «Она была Рождена, чтобы Быть Моим Единорогом», да на внутренней вкладке альбома была картинка двух Единорогов. Суперобложка включала фотографию Марка и Стива в то время как на задней части была черно-белая фотография пары, сидящей за стаканом кофе, а на столе множество книг по мифологии ирекомендации читать Уильяима Блейка, Гоблина и т.д. Здесь же было посвещение трем друзьям Hiawatha и короткая поэма «слово скатилось c серой звезды, слово улыбнулось и затем исчезло прочь».
16 песен «Единорога» имели ту же мистическую почву, но на сей раз Т.Visconti и его команда были оборудованы более широким набором инструментов. Гитары Марка и ударные Стива стали предельно вычурными и мультисложными. Одна песня, «Цыганский Суп», названная в честь супа, который Марк съел в Корнуолле, потребовала 5 часов микширования, и это было выполнено на акустической гитаре. В альбом вошла вторая часть детской истории, читаемая Джоном Пилом и песня «Catblack», которую Марк записал годом раньше. Альбом стал 12 лучшим альбомом Англии и был первым альбомом группы, вышедшим в США. «Единорог» был лучшим альбомом команды Вolan/Took. К сожалению это был их последний альбом.
Чтобы продвинуть «Единорога» за границей, Тираннозорус Рекс решили начать с Америки и предпринял их первый тур по США. Но попытки завоевать Америку оказались тщетными. Недружественные отношения американцев, конечно, имело свое место, но главная причина была в том, что дуэт Bolan/Took разламывался по швам. Марк и Стив медленно отдалялись друг от друга и музыкально и философски. Стив был достаточно зрелой личностью, чтобы довольствоваться ролью мальчика на побегушках и самостоятельно писал материал для будущих альбомов. Король Тираннозоруса в конце концов был его созданием и Стив требовал контроля с его стороны, но если бы это случилось, ансамбль распался бы окончательно. Это понимал Марк. Философски Стив не был нарцистической личностью, он был радикальным политизированным хиппи, который полагал, что за музыкой должна следовать революция. Марк же не лез в революционеры и горел единственным желанием стать звездой. Стив всячески обострял противоречие и занялся ежедневными сеансами галлюцинаций. Марк же, при его причудливом образе жизни, избегал наркотиков и довольствовался лишь стаканчиком очень хорошего вина. Отчуждение усилилось в американском турне, когда Стив стал выделывать черт знает что. Три таблетки ЛСД ежедневно и постоянные стычки привели Стива к тому, что ни один концерт не обходился без эксцентричных выходок. Исход злосчастных гастролей был предрешен ужк тогда, когда дорожный менеджер Tyrannosaurus Rex Рон, заехав за перкуссионистом по дороге в аэропорт, обнаружил его в состоянии наркотического сна. Дошло до того, что они с Марком не могли видеть друг друга. На одном из концертов Тук обнажился и стал бить себя ремнем до крови, на другом - громить об сцену оборудование. А однажды просто сбежал с молодой американкой. Марк облегченно вздохнул. Идиллический имидж Tyrannosaurus Rex рассыпался окончательно. Последний концерт был в Сиэттле, где Марк, изнемогая от невыносимой атмосферы в группе, появился в невменяемом состоянии за пять минут до выступления. Доиграв концерт до половины, он ушел со сцены, а Стив объявил об уходе из Tyronnosaurus Rex.
Марк активно занялся поисками нового ударника на бонго и поместил объявлене в «Мелодии Маркер». Так в группе появился Микки Финн.
1969г. ознаменовался выпуском поэтической книги Марка «Колдун Любви» (The Warlock Of Love) на 63 страницах. На обложке была фотография Болана, смахивающая на колдуна. Множество облаков, звезд и луна составляли фон. Стихи продолжили мифологическую линию и Марк утверждал, что написал их в течение недели после того, как воплотился в образе кельтского барда. Лирика была современной по форме и одновременно классической, написанной в лучших традициях английского романтизма, отражающей усложненное, увлекательное мировоззрение самого Марка. Слова и понятия Болан выдумывал сам, но они принадлежали другому миру, его собственному миру, в который не вторгаются ни телефоны, ни телевизоры, ни грузовики - мильтоновскому миру Рая и Чистилища. Стихи Марка, личностные и законченные одновременно, сродни его музыке. Критики восприняли это как обычный выпундреж музыкантов шестидесятых с литературными претензиями типа Дилана, Донована, и Джима Моррисона, но Марк печатался до того, когда его популярность взлетела, а несколько лет спустя эта книга разошлась уже тиражом в 40000 копий и стала бестселлером среди хиппи и юных девочек (сегодня копии этой книги идут за 100 $). Были и другие критики, к примеру рок-поэт Пит Браун. Он говорил: «Вся эта толкиеновская ерунда -сплошной бред. Хиппи думали, что им это близко - фантизии, утопии, добро и зло. Мне же это кажется отвратительным -зачем морочить людям головы? А смесь этой чепухи и ЛСД просто летальна». Марк же утверждал, что серьезно верит в то, что написал Толкиен, что все это было в действительности, гордился своим творением, понимая, что его стихи сильны не социальным подтекстом, не жестким юмором - это были стихи его волшебной страны ОЗ.
Тони Висконти с особенной теплотой вспоминает хиповский период Tyrannosaurus Rex: «Из Trident Studios, где мы записывались, мы отправлялись в ближайший вегетарианский ресторан «Крэнкс». Мы могли себе позволить лишь горячую булочку и чашку жасминового чая. Наркотики абсолютно не присутствовали в нашей жизни. Мы были очень бедными и абсолютно неиспорченными». Марк и Висконти был реалистами, вся хиповщина была для них забавной игрой, чего нельзя сказать о друге Пиле. Джон считает, что он был искренен и наивен, но ему до такой степени хотелось, чтобы фантазии были правдой, что он закрывал глаза и на действительность и тот факт, что многих астральных летунов ожидал летальный исход. Каким бы оторванным от жизни не казалось Пилу это время, но оно было отмечено регулярными паломничествами в Стоунхендж в компании Джун Чайлд и девушки Пила Шейлы, бесконечными исследованиями лондонских музыкальных магазинов и выступлениями в колледжах и университетах Англии, где Марк «считался эльфом выше человеческого понимания». Хиппи, бунтующие против пищевых консервантов и электрогитар, выбритых лиц и барабанных установок преклонялись перед Боланом, прощая ему то, что он мылся и брился. Но Марк вовсе не хотел быть героем культа, загнанным в ловушку «пуризма», он рвался в звезды и мечтал расправить крылья. За непринужденной улыбкой Марка бурлило нетерпение. Загнанный в рамки однородного имиджа хиппи, он умирал от желания стать тем Марком Боланом, о котором мечтал - электрическим божеством. И опорой ему был все тот же Тони Висконти. Все эти годы Тони терпеливо направлял Марка на путь коммерциализации, но взять электрическую гитару значило зайти слишком далеко. Но за непринужденной улыбкой Марка бурлило нетерпение. Загнанный в рамки однородного имиджа хиппи, он умирал от желания стать тем Марком Боланом, о котором мечтал - электрическим божеством. Марк боялся потерять то, чего достиг - разгром в Electric Garden снова и снова возвращался к нему в ночных кошмарах, несмотря на то, что прошло уже почти три года. В конце концов, не без помощи терпеливого Тони Висконти, он набрался мужества, вернулся к роковому составу и... И что?.. Висконти было изначально ясно, что как минимум двух человек в группе явно не хватает.
1970- Mikkey Finn, Steve Currie , BILL LEGEND
Новый год начался для Марка сюрпризом. Пил, пытавшийся убедить руководство Radio 1 в том, что группы способна играть «вживую» без студийной обработки, наконец получил разрешение на открытие подобной программы и концертная запись первого «John Peel Sunday Show* была намечена на 1 января. Джон пригласил группу Family открыть дебютное шоу; однако в последний момент вокалист Роджер Чэпмен подхватил грипп и потерял голос -становилось ясным, что Family придется ограничиться инструментальными композициями, которых едва набралось на полчаса. Марк и Микки согласились выручить расстроенного Пила и вскоре мчались в Paris Theatre, чтобы исполнить «Hot Rod Mama», «Deborah», 'Pavilions of Sun», «Dove», 'By the Light of the Magical Moon', 'Elemental Child» и «The Wizar. Это был фурор.
Мода на хиповский образ жизни стала потихоньку отходить и Марк решил покончить с идеалами свободной любви. «Однажды мы проснулись и он сказал: «Не хочешь выйти за меня замуж?», вспоминает Джун. Таким образом, 30 января 1970 года Марк и Джун поженились, предпочтя «тихий» вариант свадьбы и пригласив всего нескольких друзей -Микки Финна с его девушкой Сью Уорт, Элис Ормсби-Гор, Пита Сандерса и Джеффа Декстера. Б. П. Фаллон считает, что Джун была единственным человеком, который давал ему возможность жить в собственном мире, в то время как она занималась повседневными делами - деньги, концерты, переезды...Но Джун считала иначе: «У него была отличная деловая интуиция, у меня нет ложных иллюзий о том, что без меня он ничего бы не добился».
А в марте вышел альбом «A Beard of Stars»(«Борода Звезд»), все песни которого были уже облегчены, хотя и сотканы из мифической пряжи. Альбом этот в творческом плане оказался переходным, и с этого момента Болан стал возвращаться к направлению, которое культивировалось «Детьми Джона». Работа над альбомом начиналась еще со Стивом Туком, однако Болан ликвидировал все общие партии Tyrannosaurus Rex, ввел Микки Финна и взял электрогитару. Это был символический развод с прошлым; но Стив терял все гонорары. «Марк выбрал Микки из-за его потрясающей внешности, но нам обоим пришлось выполнять обязанности бэкинг-вокалистов, чтобы хоть как-то восполнить потерю необыкновенных способностей Стива», - вспоминает Тони Висконти.
Микки Финна нашел Девид Боуи, когда тот оформлял вегетарианский ресторан Seeds. Микки был перкуссионистом группы Haрhash & the Coloured Coat, играл с Тони Макфи, будущим лидером Groundhogs и одновременно подрабатывал изготовлением психоделических фресок и дизайном. Микки уже играл в двух группах, но его любовью была живопись, которая привела его в Колледж Искусства в городке Croyden. Он продержался там меньше года, но научился зарабатывать на жизнь как художник.
Микки не был равен Стиву Туку как ударник или вокалист, но из-за его симпатичной внешности и мотоцикла 650сс Марк сразу влюбился в Микки и он был нанят в группу. Марк был доволен своим новым другом и представил его на беспристрастный суд Джун, которая была очарована. Правда, после первой же репетиции возникли осложнения, связанные с музыкальными способностями Микки. 'Он совершенно не умеет петь, -признался Марк Джун. - Я не знаю, что с ним делать. Но выглядит он великолепно!» В перерывах между репетициями Марк и Микки подолгу разговаривали, открывая друг в друге все много общего. Оба любили фильмы Феллини и рок-н-ролл 50-х и считали себя сюрреа листами, но окончательно Марк был покорен, когда понял, насколько похожи у них фантазии. Микки верил в летающие тарелки и был убежден, что видел их в Гластонбери, Марк, конечно, тоже их видел и однажды заявил публично: «Я наблюдал за левитацией. Человек стоял на полу, а потом поднялся футов на восемь в воздух. Я тоже...». Так, благодаря не подлежащему обсуждению решению Марка и вопреки Тони Висконти, Майкл Норман Финн был торжественно водворен на пьедестал второго человека в Т. Rex. Впрочем, третьего на данный момент еще не существовало... Внешне Микки был копией своего предшественника Тука и Марка бесило, что все вокруг не замечали кардинального изменения состава группы и путают Стива и Микки. Только Тони Висконти, волшебник звукозаписи и строгий ценитель людских талантов, нервничал. Ему не понадобилось много времени, чтобы понять - у нового перкуссиониста Т. Rex нет слуха! Но Марк просто не замечал возражений Тони. Впрочем, нет худа без добра - Микки уравновешивал Болона с его неуемной энергией.
Вы знали, что Тревор Вайт был тем, кто продал его электрическую гитару Марку Болану после, который он стал большим с T.Rex?
Еще один раз Tyrannosaurus Rex появились в студиях ВВС 18 июня 1970 года и записали «One Inch Rock», «Jewel» и «Elemental Child» для 'Sounds of the Seventees. Это была эпохальная сессия - Марк и Микки впервые делали полностью электрическую программу и в последний раз называли себя Tyrannosaurus Rex. Шоу было записано не для Пила, а для его коллеги Боба Харриса, который стал довольно близким другом Марка. Впоследствии Марк станет все чаще и чаще выступать на передачах Харриса и все реже и реже на передачах Пила...
От Микки все еще требовалось только присутствие, а не музыкальные способности. Поэтому четвертый альбом получился практически сольным альбомом Болана. Голос Марка стал более певучим и он понял, что не хорошо произносить нечленораздельную речь так, что никто не может понять твою лирику. Но теперь чрезвычайно акустические песни были переплетены с электрогитарой. Хотя новый альбом превосходил предыдущие, он занял только 21 место UK. Фанов не прибавилось и союзники хиппи отвергли Марка, так как переход на электронную музыку расценивался как измена идеалам. Публика отторгала Т.Rex и предложила вернуться к корням фолка и этот холодный прием привел Марка в бешенство и Болан заявил, что всегда был рокером в сердце и хочет вернуться к корням рок-н-ролла и устал сидеть на скрещенных ногах на сцене. Он сказал, что «люди действительно стали думать, что я упал из неба и приземлился на грибе, держа мою акустическую гитару». Марк прекрасно знал, что хиппи погоду не делают и хотел выйти на широкую аудиторию тинейджеров. Он любил свою молодость, он любил свою жизнь и он понимал этот контингент.
Типичный T.Rex концерт представлял в это время толпу подростков, особенно девочек, которые кричали и это напоминало концерты ранних Beatles. «Борода звезд» был последним альбомом, который был связан с хиппи и медленно, один за другим они стали отходить от Марка. Концерты становились все более многолюдными и шумными, публика все моложе и моложе, и все труднее было выступать дуэтом, чтобы обеспечить аудиторию полным звуком.
Марк выпустил несколько синглов, но оставался фигурой, привлекательной для культа. Это давало деньги чтобы держаться, но не более. И он конфиденционально заявил жене, что если его следующая попытка не достигнет цели, он отойдет от рок-музыки и будет просто поэтом. Но это не впечатляло ни Джун, ни Висконти. И она в сердцах сказала, чтобы тот заперся в комнате и сидел там, пока не напишет совершенно новый материал. И Марк сидел в своей квартире целую ночь и наутро Джун принесла ему крепкий кофе и нашла одну единственную песню, которой он был очень доволен- «Ride A White Swan». С этого началась эра T.Rex.
И он пошел в студию регистрировать песню. Но сначала необходимо было пойти на уступку Тони Висконти, который потребовал изменить название группы, потому что устал заполнять длинное слово Tyrannosaurus на каждом документе. Ранее Тони уже сокрашал Тyrannosaurus до T., но это взбесило Марка, а теперь он сам потребовал звать себя T.REX.
Песня заняла 2 место в хит-парадах. Так спустя пять лет Марк Болан наконец получил хит, на который надеялся.
Свершилось чудо, успех «Ride A White Swan» ударил Марку в голову, и он решил «расширить дело». Тони и Джун тайком поздравляли друг друга, моля бога, чтобы их упрямый друг не передумал. Решив ковать железо, пока горячо, Джун помчалась давать объявление в Melody Maker: «Гитаристу и перкуссионисту требуется бас-гитарист для расширения состава».
Басисты приходили и уходили, все было «не то». И вдруг в зал вошел молодой человек, не один, ... с девушкой. Все переглянулись - но он и бровью не повел. Как только он начал играть, Марк и Джун почувствовали: вот оно! Steve получил официальное приглашение присоединиться к группе, и это так его обрадовало, что он тут же купил бутылку виски и специальное разрешение на свой брак. Свадьба Стива и Хейзел состоялась на следующий же день. Он не до конца понял, что произошло. Tyrannosaurus Rex ему совсем не нравился. У него был другой вкус. Но он наблюдал за Марком и колебался официально присоединиться к группе, потому-что по его словам «была такая аура вокруг Марка, я думал, что он был наркоманом и я не мог вообразить себя работающим с ним вообще“ . Господи, только бы они не оказались хиппи!»- думал Стив, собираясь на встречу с новым боссом. Когда Стив спросил, куда движется группа, Марк ответил «Наверх, только наверх!». В обшем Стива это устроило. Согласно договору, он получал фиксированную зарплату в размере сорока фунтов в неделю - неплохие деньги для начала. Это его также устраивало.
Найти барабанщика было сложнее. Объявление поместили в газеты, прослушивания продолжались четыре дня, но после первых двух Марк решил, что ждать нечего и ушел играть в биллиард. К счастью Тони Висконти работал с группой «Легенда» и чувствовал, что барабанщик группы Билл Фифилд и был тем, в ком Болан нуждался. Тони очень любил Т. Rex и после недельного прослушивания барабанщиков, никто из которых не прошел ценз Болана («Меня волновало, о чем они думают, а не то, как они играют»), он готов был «ограбить» любую из своих других групп, лишь бы доставить Марку подходящего ударника. Ему и в голову не приходило, что такое поведение можно считать неэтичным. «В плане музыки мы с Марком сошлись моментально”- скажет потом Билл. А через несколько дней он летел в Детройт на свое первое большое американское турне! Отныне Фифилд, бывший преподаватель Воскресной школы, стал по желанию Марка Биллом Леджендом.
Первый альбом T.REX вышел в декабре 1970. Он считается классическим. На развороте Марк и Микки были сняты в полный рост, Марк выглядел как менестрель с грустным взглядом, показывающим закат эры, важной по крайней мере для некоторых. Это был также последний альбом, на котором Марк бескорыстно разделяет центр внимания с таким же музыкантом. Это был последний альбом, в котором Марк выступает с единственным резервным музыкантом. И это был последний альбом, в котором большинство песен написано как акустические и были защищены авторским правом как потенциалы альбомов Tyrannosaurus Rex. Альбом содержал римейки «Волшебник» и «Однодюймовый рок», последние из песен, базирующиеся на страсти Марка к фольклору и фантазии к его неосуществленной мечте написать музыкой научно-фантастический рассказ, чтобы экранизировать на телевидении. И ни в одном интервью Марк не обходил эту тему разговора. Он мечтал снять фильм о цивилизации, которая существовала до эры динозавров. Старая кожа Короля Tyrannosaurus отпала и была заменена чем-то новым и смелым. «Прийди, солнце видит, что это все уходит в небо, Космический глаз видит и плачет только для тебя». Марк как лирик достиг вершины. Здесь мы обнаруживаем привкус Toлкиена, здесь сама вера Марка в значимость жизни. Членов этой древней цивилизации он называл «Детьми Rarn». Марк сделал несколько грубых записей с Тони Висконти и Тони держал ленты много лет, убеждая Марка закончить дело. Но к тому времени, Марк ушел в глэм-рок и отказался возвращаться к проекту. Не довели работу до конца и после смерти Марка и Тони выбросил все ленты. Печально, в целой жизни Марка волшебная земля Rarn осталась невыраженным, но светлым моментом на первом альбоме T.Rex. Тони Висконти даже спустя 20 лет призывал людей к постижению «фантасмагорической глубины Марка Болана,… и открытию его заново много много раз». Таким не простым был этот человек.
70-й год принес Tyrannosaurus Rex столько изменений и новых впечатлений, сколько не выпало на долю группы за все три года ее существования. Марк, Микки, Стив и Билл закрыли глаза, и... проснулись самой популярной группой со времен Битлз! Славу Микки воспринял беззаботно и с присущей ему легкостью. Теперь он был богат, и все становилось намного проще, ведь можно было не думать о деньгах и выполнить свои самые заветные желания! Одной из первых вещей, купленных Микки на полученные гонорары, стал мотоцикл Триумф, о котором он мечтал с раннего детства. « Я нарисовал на нем синие и желтые звезды и носился по улицам со скоростью 160 миль в час - незабываемое чувство!».
Марк стал выруливать на новый курс и стал терять то, что незримо сопровождало его ранее. Он записал шоу у Джона Пила, оно

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

оказалось последним. Т. Rex записали десятого декабря 1970 года для программы «In Concert», включив пять песен: 'Deborah», «Elemental Child», «Woodland Вор», «Ride A White Swan» и «Jewel». Несмотря на то, что Марк был приглашен на рождественскую передачу выступить в составе хора «Top Gear» вместе с Родом Стюартом, The Soft Machine и Curved Air, отношения между когда-то столь близкими друзьями стали прохладными: Пил не одобрял изменения стилистики Болана, а Марк терпеть не мог, когда его не одобряли. И, когда Болан послал на радио экземпляр своего нового сингла «Get It On», Джон «... сказал себе; «Если бы это был не Марк, я бы никогда не поставил у себя такую песню; значит, я и не должен ее ставить. И это стало причиной нашего внезапного разрыва. Я позвонил ему, кто-то другой снял трубку и сказал: «Слушай, Марк занят, он перезвонит позже». Но он так и не перезвонил.
Неординарная и противоречивая личность Марка Болана привлекает многих любителей рок-музыки. К счастью эта сложная фигура не стала предметом смакования бульварных авторов, ищущих скандальные подробности жизни рок-идолов. Возможно из-за того, что Болан сам брался за перо, сдерживая искателей сенсаций. Жаль только, что он не оставил мемуаров, хотя намерение было. Но никто, кроме Джима Моррисона не думал умирать в 28 лет… Марк был одним из немногих счастливчиков, кто умел поддерживать неплохие отношения с прессой и даже иметь там друзей. Многие отмечали необыкновенный дар Болана вести интервью как хорошо продуманный сценарий пьесы. Первым журналистом, заинтересовавшимся личностью Марка, был скептик Джордж Тремлетт, работавший для New Musical Express. Вышедшая в 1974 году книга охватывает период жизни Марка с 1947 по 1973 и построена на интервью героя, скомпилированных в один рассказ. Остальные члены Т. Rex также не обойдены вниманием, что не часто встречается в литературе о Марке. Тремлетт первый сказал,что Марк не менее значим, чем Пит Тауншенд, Боб Дилан и Джон Леннон. The Mаrс Bolan Story была единственной биографией, вышедшей при жизни Марка. В 1981 году, выпуская альбом You Scare Me To Death, менеджер Simon Napier-Bell решил издать буклет к пластинке, сформулировав задачу автора текста так: "пойти поговорить со всеми людьми, с кем Марк был близок, и постараться заполнить пробелы в его биографии". На этот раз автором выступил журналист Chris Welch (Melody Maker)(среди его работ - книги о Джими Хендриксе и Лед Зеппелин). Крис знал Марка не понаслышке, и, помимо кучи заметок именно он был автором огромного некролога появившегося в Melody Maker после смерти Марка. Вооружившись кипой своих старых статей и интервью с Марком и с пристрастием следователя допросив Джун Чайлд, бывших членов John's Children и некоторых других приближенных к Марку личностей, он вскоре представил увесистую папку, вышедшую в виде книги с названием "Born To Boogie". В 1991 журналист следующего поколения Марк Пэйтресс ( редактор Record Collector и большой любитель творчества Болана) позволяющий себе роскошь каждый год публиковать в своем журнале одну-две больших исследовательских статьи о Марке, издал книгу 20th Century Boy - это лучшая биография Болана. Пэйтресс интервьюирует всех, кто сыграл роль в истории Т. Rex, от Аллана Уоррена до Captain Sensibleвоссоздает атмосферу вокруг группы, при этом ему удается избежать очевидных повторов и пересечений с ранее опубликованным материалом. Послевоенный Хэкни, Сохо пятидесятых. Swinging London - картинки меняются, как в калейдоскопе, оставляя впечатление отлично снятого документального фильма. К разряду книг о Болане, написанных журналистами-профессионалами, с оговорками можно отнести и монографию "John's Children" Дэйва Томпсона (Дэйв также является автором подробной статьи о Стиве Туке, вошедший в буклет к компакт-диску The Missing Link To Tyrannosaurus Rex". Эта небольшая работа не без юмора повествует о похождениях группы, больше примечательной своими боевыми подвигами, чем музыкальными достоинствами.
Самым неприятным характером отличается вездесущий Элтон Джон, высказывающий каждому что-то негативное (многие фаны Спаркс его за это не хотят знать). Его отношение с Марком начались в Tyrannosaurus Рекс, когда Эльтон сделал несколько нелестных замечаний, но спустя несколько дней он был просто загнан в угол на улице. Болан сначала выдал словесный отлуп по полной программе, а затем пригласил к себе домой. И они стали очень хорошими друзьями и Элтон Джон даже участвовал в концертах T.Rex.
То же самое необходимо сказать и относительно группы Спаркс.
Золотое время кинематографа - послевоенный кинематограф
Она родилась 28 сентября 1946 года, в Bethnal Green, в Лондоне, с раннего детства увлекалась музыкой и пением. В 1960 г. Хелен Шапиро берет уроки вокала у Maurice Herman в академии на Бэйкер стрит. В 1961г. ее услышал продюсер EMI John Schroeder и был потрясен ее глубоким зрелым голосом и стилем исполнения. Джон записал демо запись и представил ее в Columbia Records. С ней заключили контракт, и уже в мае вышла специально написанная для ее дебюта "Don't Treat Me Like A Child", которая вошла в верхнюю пятерку британского хит-парада. В октябре 1961 года выходит следующий сингл Хелен Шапиро, "Walking'Back То Happiness " - хит, распроданный трехсоттысячным тиражом. В том же месяце журнал New Musical Express объявляет Хелен Шапиро лучшей в категории "женский вокал Великобритании 1961 года ". В течение следующих лет песни Хелен Шапиро постоянно встречаются в хит-парадах. Среди них - великолепная "Tell Me What He Said" Джеффа Барри, "Let's Talk About Love ", ее первая медленная баллада "Little Miss Lonely ", веселая "Keep Away From Other Girls", "Look Who It Is" и знаменитая "Queen For Tonight". В феврале 1963 года Хелен Шапиро начинает турне по Великобритании. В качестве разогревающей группы с ней отправляются не кто иные, как сами Битлз... Интересный факт: песня "Misery " с первого альбома Битлз "Please Please Me " первоначально предназначалась для Хелен Шапиро, но была отвергнута одним из ее продюсеров. В 1986 году вышел сборник хитов Хелен Шапиро, посвященный двадцатипятилетию ее работы в звукозаписи.Она до сих пор обладает великолепным голосом и продолжает выступать.
Рок-н-ролл был рожден в США и экспортировался в Европу горсткой ранних американских рок-звезд и их популярность за границей затмила их популярность у себя дома. Одной из этих звезд был Эдди Кокран. Просто Эдди доверил Марку донести его гитару до лимузина и этот случай, акт того, что он коснулся гитары Кокрана имел мистическое значение для Марка. Эта история, к сожалению, имеет страшеый конец: в конце тура по Англии,на пути в аэропорт, такси потеряло шину и машина врезалась в столб. 17-ого апреля 1960, Эдди Кокран присоединился к его другу Баддай Холлай в списке ранних рокеров, погибших от трагического случая. И позднее Марк запишет только одну чужую песню - Marc's own version of Eddie Cochran's "Summer Time Blues" сочиненную не им, а кем-то другим.
Cat Stevens, урожденный Стивен Георгиу (21 июля 1947 г.), его отец - грек с примесью египетской крови, владелец ресторана в "интеллектуальном" районе Лондона, мать - шведка. Талантливый мальчик уже в восемь лет пытался выразить себя в рисунках и музыке. Еще подростком пытался выступать в фолковых клубах. В шоу-бизнес попал в 1966 году, когда заканчивал обучение в Хаммерсмитовском колледже. Независимый звукопродюсер Мик Херст, бывший член фолк-роковой группы Springfields записал первую песню Стивенса I Love My Dog. Песня стала хитом и Decca решила выжать все возможное из очень фотогеничного облика певца и его творческой и исполнительской манеры. Сингл с песней Matthew and Son быстро стал вторым номером в британских списках, а Стивенс - идолом тинэйджеров. Его песни сразу же обнаружили резкое отличие от главного течения роковой музыки. Они не содержали ни малейшего элемента классового самосознания, ни намека на бунтарство, так характерных для "пролетарских" групп типа Rolling Stones, Kinks и других. В них не было гипнотических повторов и сюрреалистических образов психоделического рока. Песни Стивенса с острыми текстами, выходящими как будто из глубин лирического подсознания, обладали выразительной мелодичностью и навевали грусть, печаль и сентиментальность. Стивенс и тогда и позже охотно вставлял в музыку признаки своего происхождения - ритм 7/8, использование национальных инструментов типа бузуки и специфическую манеру игры на скрипке, где главный упор делался на чувство ноты
Он совершил турне с Энгельбертом Хампердинком и Джимми Хендриксом, песни Стивенса исполняли и другие музыканты. Но в 1968 г., после хита I'm Gonna Get Me a Gun, первая, фолк-попсовая фаза карьеры Стивенса зашла в тупик. Он говорил, что фирма выжала его досуха. Сам он был полон амбициозных устремлений. В результате Кэт с туберкулезом угодил в клинику. После выздоровления он выпустил альбом на фирме Island в русле движения поющих поэтов, утвердив право считаться незаурядной творческой личностью. Третий альбом с заложенным в названии фаллическим подтекстом, включал в себя песню Lady d'Arbanville, посвященную бывшей подруне киноактрисе Пэтти д'Арбэнвиль, ушедшей к Мику Джаггеру. Песня стала хитом, а тема утраты любви - проходной в творчестве Стивенса
Кэт выпускает четвертый альбом, песни с которого задели душе массовой аудитории в Англии и США, впрочем, как и все последующие лонгплеи
В песне Father and Son отражен вечный конфликт поколений, диалог двух характеров. Ворчащий отец, своими советами и приказами пытающийся сломить своенравность сына, его легкомысленность, Песни Wild World и Hard-Headed Woman навеяны его скоротечной связью с Карлой Саймон, независимость которой произвела большое впечатление. Но на этом же диске оказалась песня Into White о мире наркотических грез и цветов, сходный подход реализован в песне Moonshadow, где сочетание лунного света и ночной темноты создает ощущение ирреальности. Со временем Стивенс увлекся восточным мистицизмом, его произведения становились все более сложными и головными, хотя интеллект артиста всегда был скорее интуитивным, нежели рассудочным. Особенно сильной в текстах и музыке, оказалась эпическая песня Ruins, посвященная теме гниения, распада и разрушения, содержащая намеки на войну во Вьетнаме
А дальше начались проблемы с деньгами. Спасаясь от налогов, он съезжает из своего трехэтажного особняка на Фулхэм-роуд в Бразилию, не прекращая, однако, своей музыкальной и общественной деятельности, включающей участие в различных благотворительных мероприятиях и организациях типа ЮНЕСКО. Наряду со все увеличивающейся заумностью записей, гастрольные выступления Стивенса приобрели тенденцию к громоздкости и напыщенности. Для своего турне по Европе в конце 1975 года в сопровождение он добавил второго гитариста и бразильского перкуссиониста, а также женскую вокальную группу. За ним возили огромную арку, пышно увитую цветами
Тем временем Кэт сохранял отшельнический образ жизни и манеру работы профессионала, чрезвычайно придирчивого к мелким деталям. В 1980 году Стивенс обратился в ислам и принял имя Юзеф Ислам. С музыкой напрочь завязал и дал о себе знать лишь во время войны с Ираком, когда он поддержал режим Саддама Хусейна, а также одобрил смертный приговор Салману Рудши
Марк поведал ему сказку о своих двадцати двух пиджаках и пятидесяти рубашках. И когда скептически настроенный McGill пришел к Марку, он обнаружил там именно двадцать два пиджака и пятьдесят рубашек. «Я не был избалованным ребенком, - говорит Марк. - Я просто говорил маме, что мне нужно». В то время у его родителей на рынке Бервик Стрит было 4 лотка и Марк знал, какую выручку приносил каждый из них.
Молодежное движение модов включало элитную молодежь: дизайнеров, художников, тусовавшихся в основном на Кингс Роуд. Это движение было аполитичным, но враждовало с рокерами. О модах группой The Who создан фильм «Квадрафения».
Мода варить джинсы докатилась даже до СССР. Существовала юмореска на эту тему: « Достал джинсы, три дня в уксусе варил, носить нельзя, зато можно есть».
Он писал в стихах: «Я был одержим мыслями о греческих богах; все эти истории о центаврах и крылатых лошадях сводят с ума! Я встретил одного человека, который был черным магом и жил в огромном замке; за тот год, что я провел там, я выходил на улицу всего раз восемь. Я учился оккультным наукам, но идея зла мне не нравилась. Я думаю, что этот человек хотел творить свою магию через меня, так как сам был уже немолод. Ему нравилось, как устроен мой мозг. Я видел, как они накладывали заклятья. Они принсили в жертву кошек, иногда еи человеческое мясо, словно курицу, прямо из котла». По мнению продюсера Симона Неппел-Била Марк встретил во Франции фокусника гомосексуалиста. Все остальное – его безудержная фантазия.
Марк был поэтом, он чувствовал это и уже в четырнадцать лет, заполняя анкету на бирже труда, в графе "профессия" писал: "Поэт". Став рок-звездой, на вопросы о том, кем он стал бы, если бы не начал карьеру музыканта, он неизменно отвечал: "Поэтом". Когда его спрашивали, что он будет делать, если сойдет со сцены, он говорил: "писать книги". И он действительно писал, писал с самого детства, но выпустил всего одну книгу'The Warlock Of Love" , вероятно полагая, что еще успеет издать остальное, а рукописей по словам Марка накопилось еще на 20 томов. После его смерти все письменное наследие бесследно исчезло и периодически всплывало на аукционах в виде разрозненных листков, пока The Official Marc Bolan Fan Club не выпустил маленьким тиражом книгу Dance Of Doves, в которой помимо стихов были опубликованы и фотографии. Другие книги выпускает The Bolan Society
Марка завораживало словосочетание настолько, что он мог влюбиться в человека с подходящим именем. Он рассказывал Саймону Напье-Беллу о своем друге-актере Риггс О'Хара, у которого одно время жил. Это имя казалось ему волшебным. «Риггс» звучало жестко и по-техасски, словно нефтяная скважина и оборванцы. От «О'Хара» веяло Голливудом и романтикой. Это имя настолько глубоко проникло в воображение Марка, что его обладателя он не замечал и то, как он описывал друга, не имело ничего общего с реальностью. Риггс О'Хара был совершенно нормальным приятным невысоким пухленьким артистом с высоким голосом. Но Марк видел в нем блистательного супермена
Менеджер Битлз
Дети Джона (Сентябрь 66 - июнь 67): Джеф Макклелланд (guitar/voc), Энди Эллизон (вокалы), Джон Хюлетт (бас) и Крис Тоунсон (барабаны). Дети Джона были среди первых самых популярных psychedelically-ориентируемых групп Великобритании. Они выпустили пластинку по контракту с фирмой Columbia, но так как Кит Ламберт открывал свою фирму грамзаписи Track, John's Children загорелись выпустить пластинку, но надо было избавиться от контракта с Columbia. Саймон рассудил, что надо предложить нечто такое, что шокирует EMI и они потребуют убрать гадких мальчишек. Он поспешил на Манчестер-сквер и объявил: на следующем сингле выйдет песня, написанная Энди для альбома - «Not The Sort Of Girl (You'd Take To Bed)». На лицах руководства отразился ужас, все заявили, что выпустить столь сексуальную песню не будут, но Саймон ответил, что сексом никого не удивить и об этом уже пели в «Smashed Blocked», здесь же речь идет о наркотиках. Энди заметил, что они все правильно поняли, но это была антисексуальная песня- «я не хочу держать тебя за руку». «Для нас было бы лицемерием написать песню против наркотиков, потому что мы увлекались ЛСД. Наш друг Майк Сэвэдж, менеджер A-Jaes, приносил ЛСД и мы под кайфом отправлялись болтаться по Леверхеду или брали лодку и плыли по течению. Однажды вечером мы «позаимствовали» лодку викария и в наш воспаленный под действием «кислоты» мозг закралась идея спуститься по реке Мол к Темзе и доплыть до Speakeasy. К счастью, в лодку начала просачиваться вода, и в результате мы просто сидели и смотрели, как она плещется у наших ног»
В альянсе с американцами Расселом и Роном Мэл Дети Джона (английский состав Спаркс) стали самой экстравагантной группой Лондона.
Каждый из них обладал собственными примечательными свойствами, но дольше всего помнят авантюры Яна и Криса. Крис вспоминает: «Однажды Ян позвонил мне и сказал: «Слушай, я знаю, что тебе нужны деньги, так вот, мои знакомые с Кингз-роуд ищут музыканта для рекламы кафтанов. Они хотят сделать большую фотографию для журнала. Может, зайдешь?» Он доставил меня на Кингз-роуд и умчался к друзьям в Шепердс Буш. Я вошел в дом и оказался среди извращенцев, которые собирались меня фотографировать в маленьких кожаных трусиках! Ян намеренно оставил меня с ними одного - он считал, что это смешно. Одно время я жил в его квартире, где мебель была оплачена фальшивыми чеками. Как-то утром он разбудил меня и велел вставать, одеваться и сматываться. Мы вышли через черный ход в тот момент, когда к дому подъехала большая черная машина
В другом столкновении со стражами порядка отличился Крис. Клуб и его кофейный бар завоевал репутацию притона наркоманов и бандитов. Крис отвечал и за финансы предприятия, он «обладал талантом вытягивать кредиты из банка. Мы снаряжали его путь, словно спускали корабль на воду: накачивали спиртным и говорили: «Вперед, Крис!». И через полчаса он возвращался с ухмылкой на лице и двумя сотнями фунтов в бумажнике».
Он также делал рекламные плакаты для Клуба, огромные постеры с адресом наверху и огромной надписью под ним: «Джими Хендрикс» - а под этим крошечными неразборчивыми буквами: «Однажды был здесь». Потом шло название группы, которая действительно играла в тот вечер, но собиралась половина Саррея - они считали, что действительно выступает Джими Хендрикс! Он и в самом деле однажды был в нашем клубе, когда еще не прославился, так что зерно истины в этих постерах было. Он вышел на сцену вместе с выступавшей в тот раз группой, и сделал несколько песен. В общем, у нас выступали довольно известные группы: Tomorrow, The Action, Кэт Стивенс, Riot Squad... Мы сами давали там концерты примерно раз в месяц, и проводили там каждый свободный от прочих выступлений вечер»
Марк, чтобы отличиться, всегда одевал еще чего-нибудь черное.
Для The Who немецкие концерты были лишь частью насыщенного расписания и группа с мучительной регулярностью летала на материк и обратно по самым извилистым маршрутам. Неделя в Скандинавии, обратно домой в Богнор, потом в Брюссель; и когда Кейт Мун нанес себе увечие, никто не удивился. Его доставили в больницу Св. Георгия, и когда он прохлаждался в уютной палате наверху, обстреливая Гайд-парк водяными бомбами, The Who продолжали гастроли с приглашенным ударником Жюльеном Ковеем. Саймон наблюдал за ситуацией и сказал, что Кит Ламберт мог бы найти ударника поближе; Крис Таунсен, например, - гораздо более подходящий кандидат. Кит согласился и Саймон сообщил новость Крису, который в то время жил у менеджера в свободной комнате и обожал своих кумиров. Саймон делал и другие полезные дела. «Примечательно, что «Desdemona» занимала высокую позицию в германском хит-параде -, вспоминает Марк,- я думаю, не обошлось без Непьер-Белла. Он рассчитал, что для группы будет хорошо, если меня увидят вместе с The Who, тогда сингл займет второе место. Когда Тауншенд представил меня залу, раздался рев, что меня удивило, я ждал, что зрители почешут затылок и скажут: «Кто-кто?». Следующий концерт проходил в Douglas Palace на острове Мэн, я немного задержался на сцене. В зале уже стало свободнее и я спрыгнул вниз и попытался пересечь танцевальную площадку. Но внезапно ко мне подхлынула толпа народа, они хватали меня, дергали за волосы... Когда John's Children устраивали публичную презентацию в магазине пластинок в Финчли, две девочки чуть не порвали моего щенка Лабрадора, которого я купил на деньги, заработанные с The Who. Другая парочка и ухватилась за мой шарф, им было все равно, что я чуть не задохнулся».
Один разгневанный английский фэн, проходивший службу в Германии, был так потрясен увиденным, что написал отчет об этом «самом отвратительном спектакле для газеты. John's Children «стали производить волну невообразимых звуков. Так называемый вокалист несколько раз обежал зал и под конец со стонами свалился в его глубине. Гитарист пинал свой инструмент, колотил сцену серебряной цепью, а потом сел в трансе между колонками, извлекая из гитары оглушительные звуки. Меня тошнило. Я всегда утверждал, что британская поп-музыка - самая лучшая. Но этот нечестивый бедлам заставил меня усомниться. Это позор для Британии!»
Марк хотел, чтобы в названии была его вера в мифологию, но знал, что большинство людей не придерживалось таких верований. Он также знал, что современная наука твердо доказала существование динозавров; существ, которые гораздо больше чем что - нибудь известное человеку, вторгался на границы с мифологией. И если такие существа жили миллионы лет назад, то кто мог опровергнуть предположение о том, что возможно до них были существа, похожие на огонь, вдыхающие драконов и других мифологических существ. И Марк назвал группу в честь самого большого и самого плохого из всех динозавров – короля динозавров Тиранозавра.
На гастролях в Германии Марк посетил концерт покорившего многих Рави Шанкара и был загипнотизирован его игрой
Track конфисковала у Марка свое оборудование, решив, что ничего хорошего из него не выйдет, тем более, что его репутация уже основательно была подмочена сотрудничеством с John's Children. Так новорожденная группа осталось без аппаратуры, без контракта, без менеджера и без гроша в кармане, да и подходил срок уплаты за квартиру Стива (Марк жил у Стива, собственного жилья он не имел, зато обладал замечательной привычкой вселяться к своим друзьям). Их капитал состоял из ударной установки Стива и она была немедленно продана, мир с квартирной хозяйкой заключен, на свет были извлечены видавшая виды акустическая гитара Марка со сломанным грифом и пара потрепанных бонгов, и вот двое эксцентричных любителей Толкиена с энтузиазмом принялись разучивать старые и новые песни Болана, причем один из них носил теперь благородное имя «Стив Перегрин Тук»...
Стив Тук родился не в Третью Эпоху в Гондоре или в Шире, а в 1949 г. в южном районе Лондона, Элтэме, под именем Стивена Росса Портера, и детство было не романтичным. Отец рано бросил семью; зарплаты матери не хватало на содержание двоих сыновей. Старший брат любил читать нотации; вдобавок ко всему, полный набор болезней - астма и экзема; любой из них с лихвой хватило бы, чтобы сделать Стива чужаком среди одноклассников и заставить уединяться дома с очередной фэнтези-книжкой и окружать себя кучкой детишек, завороженных придуманными им сказками... Правда к концу пребывания в школе жизнь стала выравниваться. В 1964 году создание школьной группы было неизбежным для человека с фантазией и группа Стива специализировалась на песнях Бадди Холли и Клиффа Ричарда. Ударники всегда в дефиците и Стив не страдал от недостатка приглашений, переходя из группы в группу, пока в 1966 году не остановился на объединении под названием Waterproof Sparrows («Как сейчас называют такие, группы? Урбанистический партизанский психоделический буги-рок»), и теперь они сосредоточились на исполнении вещей посложнее, таких, как Hey Joe или Smoky Joe's Cafe. Остальные члены группы были далеки от намерения профессионально заняться музыкой, по большей части преследуя цель слиться с набиравшим силу движением хиппи, но Стив настроен более серьезно. Чтобы купить хорошую ударную установку, устроился на работу в телефонную компанию помощником клерка; а так как у него осталось немного лишних денег, летом 1967 года он покинул работу и дом, чтобы перебраться ближе к центру Лондона, в район Майда Вейл.

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Полный жизни Майда Вейл казался Стиву раем. Но он продолжал встречаться с прежними друзьями в Элтеме и Блэкхите, где располагался клуб «The Three Tuns» - излюбленное место встреч тусовок андерграунда, и стал заметной фигурой, соблюдая все без исключения правила игры... Книги Толкиена? Он знает их наизусть. Марихуана? Это уже «вчерашний день», есть вещи и покруче. Цветастые наряды? Такого франта, как Стив, нужно поискать, он вечно тратит на бархатные пиджаки последний шиллинг. Газета International Times? Да он покупает каждый номер.
Марк сделал еще три сессии для «Тор Gear» со Стивом Туком (11 июня 1968 года записали «Stacey Grove», «Salamanda Palaganda', 'Wind Quartets', 'Eastern Spell и «One Inch Rock»; 14 октября 1968 года- «The Friends', «The Seal of Seasons», «Evenings of Damask»; и 5 мая 1969 года, накануне фатального американского турне - большую подборку с Unicorn: «Nijinsky Hind», «Misty Coast of Albany', «Chariots of Silk', 'Iscariot, и 'Once Upon the Sees of Abyssinia, а четвертая состоялась 17 ноября 1969 года в компании Микки Финна 'A Beard of Stars' - Fist Heart Mighty Dawn Dart', Pavilions of Sun', 'A Day Laye'/ 'By the Light of the Magical Moon* и «Wind Cheetah
В 1944г. в Бруклине был рожден Тони Висконти. Его родители были музыкально одаренными людьми и поощряли одержимость сына музыкой. Он начал свою карьеру в США и выступал с женой как дуэт Тони и Sigrid. Но его босс Howie Ричмон убедил его в том, что его будущее в создании пластинок. В 1967 году Висконти получил должность штатного продюсера и композитора издательской фирмы Richmond Organisation. В июле к ним прибыл партнер из Англии - английский продюсер Денни Корделл для поиска талантов для новых проектов для революции в британской индустрии грамзаписи. Корделл имел солидную репутацию в шоу-бизнесе -он был продюсером хита 1964 года «Go Now» группы Moody Blues. Его последняя работа с Procol Наrum, «A Whiter Shade of Pale», украшала первые строки хит-парадов, а еще одна его группа, The Move, тоже пользовались значительной популярностью. Теперь он решил выйти на новый уровень, и первым шагом должно было стать вливание новой крови из-за океана. Встретившись с Висконти, он воскликнул: «Мы с тобой трансатлантические братья!» и попросил подготовить сессию. Денни планировал провести ее на английский манер - без репетиций, показать оркестру мелодию и попросить музыкантов сделать обработку. Тони же прекрасно знал, что в Нью-Йорке такой номер стоит кучу денег, поскольку профсоюзы требовали тщательной подготовки материала. «И в тот день я помог ему хорошо сэкономить - набросал аранжировки, отксерил их и раздал музыкантам. У Денни типично британская изысканная манера речи, я с трудом понимал, что он хочет. В результате пришлось переводить его слову». Одним словом Тони поехал в Лондон…Висконти продюссировал Moody Blues, The Stranglers, Thin Lizzy, Rick Wakeman, Joe Cocer, Procol Harum, David Bowie и Sparks (Он до сих пор большой друг Рона и Рассела Маел, «самый приличный человек, которого мы только знали», он принимал непосредственное участие в создании альбома «Плагиаризм»)
Музыка была продолжением поэзии Марка. Так, если взять второй альбом, то «Deboraarobed» не была песней «Debora». В середине пленку пустили наоборот, получился потрясающий эффект. Марк считает, что здесь кроется волшебство – песня сама создала новую мелодию! Марк даже хотел выпустить отдельный альбом с «Prophets, Seers and Sages/The Angels of the Ages», где все песни идут задом наперед. «Wind Quartets» - обратная сторона музыки группы. Они играли два типа песен - шумные, необычные и мягкие, пасторальные. Марку нравятся лирические вещи, но слушатель любят экзотический материал. «Salamanda Palaganda» - название не связано с содержанием – звучное словосочетание. Our Wonderful Brownskin Man» - гимн американских индейцев. «О Harley (The Saltimbanques)» - песня из двух тем. Одна - о крошечной девочке Розе, она «не больший чем большой палец малыша». Вторая - об Арлекине. А мораль - “притворяться столь непослушной очень плохо”. «Eastern Spell» - о том, как накладывать заклинания. The Travelling Tragition» - о греческом актере, который все время ощущает себя на сцене, он гримируется, играет - но для себя. Он никогда не выступает перед людьми, потому что он им неинтересен. Ему есть что сказать, но это никого не волнует, так что он говорит это сами себе. Но таких людей не замечают, это печально. Juniper Suction» - о любви. Некоторые строфы записаны задом наперед, но на них наложен основной текст.
Рой Харпер даже желал пригасить Болана на ведущую роль в своем фильме, но проект не состоялся из-за болезни Харпера, друга Джима Пейджа и теневого вдохновителя Лед Зеппелин, Пинк Флойд и Кэт Буш.
Марк плохо переносил наркотики. Стив вспоминает этот период: «Наверное, в тот период Марк был хорошим хиппи. К примеру, мы часто садились и начинали говорить о необходимости перемен. Проблема в том, что после двух-трех хитов ты начинаешь общаться с другим типом людей - с теми, кто тоже выпустил хиты, с менеджерами, групп, чьи песни стали хитами. Когда я лежал и курил наркотики, Марк вечно ходил на какие-то встречи. Конечно, потерять контакт - это очень просто, но, мне кажется, мы всегда были разными людьми. Возможно, именно поэтому наше сотрудничество было таким удачным».
Марк и Дэвид были друзьями с раннего подросткового возраста и потом вместе проходили через свои взлеты и падения. И хотя Дэвид выпустил альбом у Висконти до Марка, Тони оставил его, потому что относительно спокойный подход Бойи к музыкальному бизнесу совершенно не подходил для остроумного и агрессивного стиля Марка Болана. В настоящее время Дэвид Бойи должен гордиться тем, что открыл искусство пантомимы для Tyrannosaurus Rex. Дружба между Боланом и Боуи продолжалась бы и далее, если бы она не переросла в агрессивную конкуренцию. Однако Боуи очень уважал Марка и вряд ли без Электрического Воина появился Зиги Звездная Пыль.
Именно через Blackhill Предприятие Марк встретил свою первую жену Джун Чайлд, которая работала регистратором компании и перебрался к ней в фургончик. А потом они переехали в маленькую квартирку в Ноттинг Хилл Гэйте, где художник нарисовал Марку на стене изображение Короля Тиранозавров. Марк утверждал, что однажды ночью он проснулся от чьего-то дыхания и увидел, как тень тираннозавра перемещается по стене и дышит. Болан клялся, что его собственное воображение оживило это существо и имело на него магическое влияние, что не позволило ему сожрать Марка с его женой.
И Спаркс любят Сида тоже
«Я вернулась с Эндрю в офис, - вспоминает Джун, -и через час зазвонил телефон. Это был Марк, он сказал, что ему немедленно нужно меня видеть. Я подумала: «О Господи, уже проблемы!»... Решив, что это по делу, Питер и Эндрю велели мне ехать. Было жарко, ярко светило солнце и мы сели на лужайке выпить чаю...И он протянул мне прекрасное стихотворение о любви…Мы взялись за руки и замолчали. Потом Марк сказал: «Джун, кажется, я люблю тебя.»… Я вернулась в офис рассказать, что произошло, Питер и Эндрю рассмеялись и сказали: «Вперед, Чайлд!»
Неизвестно, как Марк объяснил ситуацию своей (теперь уже бывшей) девушке Терри, но Джун подошла к вопросу со свойственной ей прямотой. «Я уезжаю, Майк», - объявила она своему другу, забежав домой забрать зубную щетку. «И куда же мы едем?» - спросил ни о чем не подозревающий Майк. «Нет, я уезжаю. Ухожу.» - «И как давно ты его знаешь?» - «Часа три...»
Обеспечение семейства входило в компетенцию Джун - она работала в Блэкхилл, а вечером изготавляла абажуры для ламп. Технология была несложной – надувался шар, обтягивался тканью и сдувался - оставался круглый абажур. Марк принимал участие в семейном предприятии, расписывая поздравительные открытки, пользовавшиеся спросом благодаря его оригинальной фантазии и своеобразному почерку.
Еврейское имя
Вдохновленные успехом альбома «My People Were Fair...», Straight Ahead расширили смету расходов, и Тони наконец-то смог претворить в жизнь все свои идеи. К моменту записи «Unicorn» Висконти стал практически членом группы, добавил на пластинку бас и клавишные и придумал изысканные аранжировки.
Полиция прервала путешествие Стива по американским городам, и он вернулся в Англию и немедленно позвонил Твинку и вскоре занялся созданием более радикальной группы в компании неуемных членов клуба Pink Fairies. Именно тогда «клуб» преобразовался в рок-группу, и, хотя все ее члены были профессиональными музыкантами, играть качественно и на трезвую голову считалось признаком бурного тона. Свое единственное выступление Твинк, Стив Тук и Мик Фаррен дали в манчестерском университете, посадив за клавишные подружку Твинка Сильвер, которая имела весьма смутное представление как о репертуаре группы, так и о технике игры на пианино. Группа сосредоточила усилия на сольном альбоме Мика Фаррена «Моnа - The Carnivorous Circus». Однако на обложке пластинки в списке музыкантов стоял не привычный псевдоним Стива 'Перегрин Тук», а «Шаграт Вагрант» (также герой «Властелина Колец», но на этот раз отрицательный, в противовес юному хоббиту). В отличие от сюрреалистической композиции «Think Pink», «Моnа» получилась скорее авангардной, с нестандартными эффектами и разговорными вставками; на второй стороне альбома Стив рассказывал о своем пребывании в эшфордской тюрьме, куда попал за хранение наркотиков.
Завершив и этот альбом, друзья оказались на распутье: Твинк решил заняться реформацией Pink Fairies, а Стив и Мик Фаррен - создать новую группу 'Шаграт», пригласив гитариста Лорри Уоллиса, басиста Тима Тейлора из The Entire Sioux Nation и ударника Фила Ленойра (экс-Black Cat Bones); Мик, впрочем, не продержался в этом составе и месяца, вспомнив о своих давних планах стать журналистом, и Шаграт, по сути дела, превратился в сольный проект Стива, получившего, наконец, возможность создать собственную психоделик-группу. Они играли дни и ночи напролет, отвлекаясь на то, чтобы направить поток сознания в нужное русло очередным допингом; «Шаграт» электрический стал в «Шагратом» акустическим с заменой ударника на Дейва Бидвелла, прославившегося по части выпивки. Стив не обращал внимания на то, что его сбережения времен Tyrannosaurus Rex тают и тают, а контрактов не предвидится. Essex Music (фирма, которая владела правами на материал Tyrannosaurus Rex) все же иногда выплачивала Стиву Туку символические суммы, если он настаивал; но деньги эти тут же разлетались - он закупал огромные партии рома и допинга и устраивал грандиозные вечеринки для бесчисленных друзей. Поток гостей резко сократился, когда дела пошли хуже и в один прекрасный момент он обнаружил, что, за исключением маленькой ручной крысы, поговорить ему практически не с кем. За два года своего существования «Шаграт» записали несколько выдающихся демо - жесткие, полуимпровизованные «Boo... I Said Freeze», «Steel Abortion», «Peppermint Flickstick» и лирические баллады «Amanda», «Strange Sister», «Beautiful Deceiver» и «Still Yawning Still Born»; изданные небольшим тиражом в начале девяностых годов, они произвели настоящую сенсацию. Наличие собственной группы также не мешало Стиву выступать с собственными концертами. Впервые за долгое время он чувствовал себя свободным, но свобода, как выяснилось, стоит дорого.
Тук скончался 27 октября 1980 года, подавился вишневой косточкой.
В 1995 году вышел The Krakenmist - первое опубликованное прозаическое произведение Марка, дающее неограниченную игру воображению, оно должно было стать частью более крупного труда. Страна, о которой Марк так часто упоминал, наконец-то начала обретать очертания. Главным героем здесь выступает могущественный Агадинмар (тот самый, который объяснял значение слова dwarn на пластинке A Beard Of Stars.
Чуть раньше он использовал этот инструмент при записи сингла Дэвида Боуи Рrettiest Star.
Майкл Норман Финн родился 3 июня 1947 года в графстве Саррей в семье техникa швейного производства; он любил младшего брата Криса и своих родителей. Закончив начальную школу Всех Святых, добропорядочный мальчик поступил в престижную Рокмоунт-скул. Его знаком Зодиака были Близнецы, и Микки был ярчайшим представителем этого созвездия -беззаботность, добродушие, оптимизм, немного лени и мечтательности - и перед вами портрет четырнадцатилетнего Финна. В школе он был лучшим художником и с раннего возраста мечтал стать дизайнером. Вторжение Битлз и Роллинг Стоунз не миновало и тихий Торнтон Хит - и он с друзьям уже пугает обывателя залихватским видом рокера. Занятия подождут, в мире происходят революционные события! Микки точно знает, что основа его жизни - рок-н-ролл, живопись и... мотоциклы. Но вот школа закончена и ничто не мешает Микки заняться графикой и рисованием. Вот он в Кройдонском колледже искусств и весь его облик являет собой пример респектабельного и солидного студента с увесистой папкой в руках. Мечта достигнута, но привычка превращать даже самые серьезные занятия в развлечение не дает покоя ни самому Финну, ни его преподавателям, которых с каждым месяцем все меньше умиляют странности ученика: «Это была спокойная жизнь: начал рисовать ананас в понедельник - и это задание на всю неделю. - Я должен был рисовать его, соблюдая пропорции. Но к концу дня мне захотелось есть, и я решил откусить кусочек ананаса... В итоге к пятнице осталась одна серединка, ее я и нарисовал. В конце концов ректор вызвал меня и сказал, что хотя работа моя хороша, но мое отношение к работе никуда не годится. «Ладно, если я, по-вашему, плохо отношусь к своим обязанностям, мне лучше уйти», - сказал Микки и отказался от своей мечты и, к великому разочарованию родителей, ринулся на шаткий путь безделия. Он загорался потрясающими идеями - от навязчивой мечты о покупке мотоцикла, заставляющей его по несколько дней подрабатывать грузчиком на складе вторсырья, до музыкальных экспериментов с такими же беспутными приятелями в составе группы 'Mickey Finn And The Blue Men», в компании с Джимми Пейджем, будущим гитаристом Led Zeppelin. В 1967 году он покинул тихий Торнтон Хит и поехал искать приключений в Лондон.
Теперь у него появилось много друзей, девушки от него были без ума. Он превратился в длинноволосого лондонского денди, величавшего себя сюрреалистом. Даже с работой проблем не возникало: «У меня были друзья, которые работали дизайнерами в цирках и парках аттракционов и я многому от них научился, - вспоминает Микки. - Это было в середине шестидесятых, Битлз увлекались Махариши, наркотиками, «Сержантом Пеппером», вызывающей одеждой и сеяли прочие семена безумия, которые переросли во «власть цветов» в Сан-Франциско. Я периодически работал в качестве манекенщика в English Model Boy Agency и в качестве художника или фотографа - это было то, что надо». За год Микки добился известности в определенных кругах. Когда Битлз создали ЭППЛ и занялись открытием фирменных бутиков, ему предложили оформить стены одного из них по рисункам голландских художников Симона и Марийке. Работа удалась, и Микки получил новое задание - оформить окна популярного лондонского бутика «Granny Takes A Trip», на улице модов Кингз Роуд, где так любила одеваться богема. Несмотря на увлечение рок-н-роллом, Микки только слушал пластинки и отстукивал ритм по коробкам. «Я раздолбал все стулья». Посовещавшись, друзья заботливо вручили ему в подарок барабан, а через некоторое время определили играть на бонгах в группе «Hapshash And The Coloured Coat».
К тому же Марк покончил с идеалами свободной любви и официально женился на Джун Болан.
Джун знала Марка наизусть и в творческом плане она оказалась хорошим помощником. «Он был творцом, в творчестве была вся его жизнь... Он мог сидеть в гостиной и читать, скажем, музыкальную прессу, и вдруг вскочить, помчаться в музыкальную комнату, схватив ручку и листок бумаги и начать лихорадочно писать своим безумным почерком. Он не произносил ни слова. Я слышала, как он подлаживает аккорды под стихи, потом включался магнитофон, потом хлопала дверь и становилось ясно, что он работает всерьез. Через полчаса доносилось: «Пойди сюда, послушай. Ну как?» Я слушала и если мне не нравилось, я так и говорила. Он начинал орать: «Совсем не обязательно говорить такие вещи!» А я отвечала: «Не хочешь слушать - не спрашивай». Дверь снова захлопывалась. Немного позже он возвращался, изменив все так, как ему и предлагалось. Но на это и намекать было нельзя. Я говорила: «Замечательно. Действительно хорошо». А он отвечал: «Да, нужно было добавить что-нибудь в этом роде»
Steve Currie родился 20 мая 1947 года в портовом Гримсби. Йоркширцы -сдержанные, необщительные люди, способные на самые неожиданные поступки. Стив был типичным из них. Как ни странно, но, вступив в тот возраст, когда положено увлекаться музыкой, он не стал ни хиппи, ни модом, ни битником. Его тянуло к музыке Otis Redding и James Brown. В 1965 году он вошел в джазовую группу the Rumble.После школы устроился на работу, планировал поступить в медицинский колледж, но его оценки оказались не на том уровне, который требовался будущему эскулапу. Ему пришлось искать более прозаичное занятие и три года он занимался экспортом-импортом продуктов и стал членом Лицензированного Института Транспортных Агентов. По пятницам он совместно с The Rumble играл в местном South Bank Jazz Club, иногда – репетировал и разучивал новые приемы игры на бас-гитаре, приводя в отчаяние своих подружек. Однажды The Rumble отправились в столицу. Провинциальная джазовая группа не перевернула мир и по уши в долгах йоркширцы вернулись домой, но Steve Currie с возвращением решил подождать. Тем более, что его девушка Hazel работала в Лондоне, и ему подвернулась работа в группе the Meteors - на первое время это устраивало.
Билл говорил, что он «интроверт, которому просто нравится играть на ударных». Он скрытен по поводу личной жизни, но о днях в Т. Rex говорит, что до конца отдавал себя всему, что делал с Марком. Билл Файфилд родился в Баркинге, северном пригороде Лондона 8 мая 1944 года. И у него было хорошее детство Родители были далеки от музыки и не беспокоились, узнав, что в школе их сын с другом Стюартом Таннером исполняет песни модного американского певца Бадди Холи, и когда юный Файфилд объявил родителям о том, что они со Стюартом решили создать «настоящую» группу, отступать было поздно. «Teenbeats», переименованная в «Zodiacs», следовала добитловским курсом: немножко рок-н-ролла, немножко скиффла, немножко собственных дилетантских импровизаций. « Я - самоучка, говорит Билл, я в жизни не взял ни одного урока, но без конца слушал других ударников и наблюдал за их манерой игры». Позаимствовав у местных звезд - группы «The Boys' Brigade» барабан, он просиживал все вечера у Стюарта, подыгрывая ему на щетках, пока на первый заработок - огромную сумму в три фунта - не приобрел небольшую установку. Родители Билла были постоянными посетителями церкви и настаивали, чтобы их сын не пропускал занятий в воскресной школе - однако они вряд ли знали, насколько полезной окажется для него близкое знакомство с церковными авторитетами: «Я водружал ударную установку но тачку и отправлялся за многие мили в церковь на репетицию. Я тратил все карманные деньги, чтобы арендовать помещение в этой церкви - занимался там по четыре часа”. Творческие способности Билла не ограничивались музыкой, и по окончании образования он стал дизайнером в престижной фирме «Bryant and May». В плане музыки дела тоже шли в гору: его группу The Epics захлестнула битломания, сильно повлиявшая на стиль и конкурентоспособность. The Epics (гитаристом которых был Вик Элмз, позднее - участник трио Christie] медленно, но верно продвигались к известности. Робота долго занимала значительное место в жизни Билла, даже когда он присоединился к ритм-энд-блюзовой группе Legend, ему приходилось по ночам ездить на записи и концерты, а утром отправляться в офис, протирая опухшие глаза, в то время как остальные отправлялись домой спать. В Legend Билл играл около двух лет, записав с ними один альбом и несколько синглов, продюсером которых был Тони Висконти. «Когда мы записывали альбом, Тони, который также продюсировал Марка, спросил меня, не хотел бы я встретиться с ним и, возможно, попробовать с ним поработать.

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Как всегда позволю добавить от себя-посоветую послушать альбомы
1971 — Electric Warrior
1973 — Tanx
классные диски.

Изображение
Бюст на могиле Болана

Аватара пользователя
Andrey
Сообщения: 76
Зарегистрирован: 15 ноя 2012, 15:22
Откуда: Краснодар

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение Andrey »

T-Rex "Get It On" Моя любимая вещица, ищу на виниле кстати если есть у кого.

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Эка вы хватили-я в 70 -е годы писал с винила только пару раз T.REX - он тогда был редкий- а сейчас я не разу не видел объявы о продажи этой группы.Даже новодела нет.У меня есть СД "ТАНК" фирменный- так это большая удача.

Alba-F
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 14 окт 2013, 01:46
Откуда: World

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение Alba-F »

Борис! Огромное спасибо за статью! Но она ведь без окончания? Где бы его найти?

Марк Болан - потрясающий музыкант и поэт. Сейчас я его для себя просто заново переоткрываю.

Аватара пользователя
boris139
Boris Blank(YELLO)
Сообщения: 858
Зарегистрирован: 26 дек 2011, 16:14
Откуда: Москва

Re: ЛЕНЕНДЫ РОКА - Mark Bolan и T.REX

Сообщение boris139 »

Alba-F - рад что вам понравилась статья о М. Болан - к сожалению у меня в архиве она такая как тут.Можно покопаться в сети-наверное что-то можно еще найти.Если найдете- можете продолжить прямо тут.Удачи!.К сожалению творчеством М.Болана интересуются ветераны типа меня-которые его слушали=тогда когда он был еще жив.Молодежи это имя ничего не говорит- а жаль.Это был самобытный музыкант- ни на кого не похожий-ни кому не подражающий-звезда по имени-Марк Болан !

Ответить

Вернуться в «Фан-клуб AKAI»